Veomo.ru

Финансовый журнал
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Коррупционное правонарушение в рф понятие признаки

Вопрос № 1. Понятие и виды коррупции

Коррупция как социальное явление присуща всем странам и государствам, независимо от их экономического развития, и различается лишь своими масштабами. Подменяя собой верховенство закона, она подрывает эффективность государственного управления. Нарушая принципы равенства и социальной справедливости, коррупция ведет к искажению условий конкуренции и затрудняет экономическое развитие. Порождаемые коррупцией проблемы угрожают стабильности, безопасности и моральным устоям общества. Для ее предупреждения и искоренения необходима продуманная государственная политика, проводимая при участии институтов гражданского общества.

Коррупция в органах внутренних дел несет в себе повышенную опасность, поскольку способствует укреплению организованной преступности, ее сращиванию с коррумпированными группами чиновников и

предпринимателей, проецирует принципы противоправного поведения, дестабилизирует нормальное функционирование всех органов власти. Для того, чтобы повысить эффективность борьбы с коррупцией необходимо исследовать данный феномен, который имеет не столько правую природу, но в большей мере социально обусловлен и зависим.

Слово «коррупция» происходит от латинского corruptio, что означает портить, развращать, подкупать, деятельность лиц, уполномоченных на выполнение функций государства, направленная на противоправное получение материальных благ, услуг и т.п.

Считается, что коррупция в своей основе имеет две составляющие – биологическую и социальную. Суть первой в том, что большинство живых организмов пытаются максимально реализовать свои возможности для улучшения жизни. Второй – в том, что личные интересы человек ставит выше общественных. Тем самым нарушается важнейший принцип: общество должно заботиться о человеке, а человек – об обществе, так как жить вне общества человек не может. Поэтому можно говорить лишь о минимизации коррупции, как социального явления.

Под коррупцией часто понимают любое злоупотребление властными возможностями, включая и те, где не просматривается прямая корыстная заинтересованность конкретного должностного лица. Коррупция многообразна в своих проявлениях и должна рассматриваться как социальное явление, имеющее свои причинно-следственные связи.

Признаки коррупции были предложены восьмым Конгрессом ООН (Гавана, 1990 г.), это:

а) противозаконный характер использования своего служебного положения субъектом коррупционного правонарушения;

б) многоотраслевой характер коррупционных правонарушений (дисциплинарные, административные и уголовные правонарушения);

в) ограничение круга субъектов коррупционных преступлений государственными должностными лицами;

г) деление наиболее опасных проявлений коррупции на два вида:

– коррупционные хищения государственного или общественного имущества;

– злоупотребление государственными служащими своим служебным положением в целях незаконного получения каких-либо преимуществ при отсутствии признаков хищения.

В российском законодательстве коррупция определена как: злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами; совершение вышеуказанных деяний от имени или в интересах юридического лица.

Что касается видов коррупции, то следует отметить, что в последнее время наблюдается тенденция расширения видов преступлений и административных правонарушений, которые относят к коррупционным.

В Национальном плане противодействия коррупции, утвержденном Президентом Российской Федерации 31 июля 2008 года, коррупционное правонарушение определяется как отдельное проявление коррупции, влекущее за собой дисциплинарную, административную, уголовную или иную ответственность. Исходя из этого, по степени общественной опасности коррупционные правонарушения подразделяются на четыре вида:

1) дисциплинарные коррупционные проступки;

2) административные коррупционные правонарушения;

3) гражданско-правовые коррупционные деликты;

Коррупционные преступления.

Наименьшую опасность представляет дисциплинарный коррупционный проступок, под которым понимается случай использования государственным, муниципальным или иным публичным служащим либо служащим коммерческой или иной негосударственной организации своего статуса для получения преимуществ вопреки установленному законодательством порядку несения соответствующей службы, за которое предусмотрено дисциплинарное взыскание (например, осуществление предпринимательской деятельности или принятие государственным служащим подарков в связи с их должностным положением при условии, что стоимость таких подарков превышает три тысячи рублей (ст. 575 ГК РФ).

Дисциплинарный коррупционный проступок различим в том случае, когда в нормативных внутренних документах жестко закреплены права и обязанности, алгоритмы действия служащих при различных обстоятельствах.

Административный коррупционный проступок – административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена Кодексом РФ об административных правонарушениях, совершенное с использованием служебного положения с целью получения незаконных преимуществ.

К административным коррупционным правонарушениям принято относить: подкуп избирателей, участников референдума либо осуществление в период избирательной кампании, кампании референдума благотворительной деятельности с нарушением законодательства о выборах и референдумах (ст. 5.16 КоАП РФ); непредставление кандидатом, лицом, являвшимся кандидатом, лицом, избранным депутатом или на иную выборную должность, либо избирательным объединением, инициативной группой по проведению референдума, иной группой участников референдума, кредитной организацией в установленный законом срок отчета, сведений об источниках и о размерах средств, перечисленных в избирательный фонд, фонд референдума, и обо всех произведенных затратах на проведение избирательной кампании, кампании референдума, неполное предоставление в соответствии с законом таких сведений либо предоставление недостоверных отчета, сведений (ст. 5.17 КоАП РФ); незаконное использование денежных средств при финансировании избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума (ст. 5.18 КоАП РФ); незаконное финансирование избирательной кампании, кампании референдума, оказание запрещенной законом материальной поддержки, связанные с проведением выборов, референдума; выполнение работ, оказание услуг, реализация товаров бесплатно или по необоснованно заниженным (завышенным) расценкам (ст. 5.20 КоАП РФ) и ряд других. Следует отметить, что к административной ответственности соответствующие лица привлекаются крайне редко, это связано со спецификой ее применения (избирательные кампании), особенностями проведения административного расследования, статусом субъектов правонарушения.

К числу коррупционных правонарушений также можно отнести нарушения ограничений, запретов, обязанностей, установленных ФЗ № 273 «О противодействии коррупции»:

1) непредставление сведение о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера на себя, супругу, несовершеннолетних детей (ст. 8 ФЗ № 273);

2) несообщение о склонении к коррупционному поведению (ст. 9 ФЗ № 273);

3) непринятие мер к урегулированию конфликта интересов (ст. 10ФЗ № 273);

4) несообщение работодателем о привлечении к труду бывшего государственного, муниципального служащего или сотрудника ОВД (ст. 12 ФЗ № 273, норма согласована со ст. 19.29 КоАП РФ).

Существует неопределенность в отношении вопроса о том, какие составы преступлений, предусмотренные в законодательстве, относить к коррупционным. Эта проблема не была разрешена и с принятием Федерального закона Российской Федерации ФЗ № 273 «О противодействии коррупции».

Следуя «букве закона» можно обозначить лишь пять деяний, относящихся к коррупционным:

1) ст. 201 УК РФ – злоупотребление полномочиями;

2) ст. 204 УК РФ – коммерческий подкуп;

3) ст. 285 УК РФ – злоупотребление должностными полномочиями;

4) ст. 290 УК РФ – дача взятки;

5) ст. 291 УК РФ – получение взятки.

Очевидно, что в действительности коррупционное поведение – более сложное и многообразное явление и не исчерпывается приведенными составами.

Поэтому позже совместным указанием Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ20 даны разъяснения относительно перечня статей УК РФ, которые также следует относить к коррупционным.

1) ч.ч. 3, 4 ст. 159 УК РФ – мошенничество;

2) ч.ч. 3, 4 ст. 160 УК РФ – присвоение или растрата;

3) ст. 285 УК РФ – нецелевое расходование бюджетных средств;

4) ст. 289 УК РФ – незаконное участие в предпринимательской деятельности;

5) ст. 170 УК РФ – регистрация незаконных сделок с землей;

6) п. «б» ч. 3, ч. 4 ст. 188 УК РФ – контрабанда, совершенная с использованием должностным лицом своего служебного положения;

7) ст. 202 УК РФ – злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами;

8) ст. 285-3 УК РФ – внесение в единые государственные реестры

заведомо недостоверных сведений;

9) ст. 286 УК РФ – превышение должностных полномочий (за исключением п.п. «а», «б» части 3);

10) ст. 292 УК РФ – служебный подлог;

11) ст. 292-1 УК РФ – незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства Российской Федерации.

(Выше перечислены те преступления, которые относят к коррупционным без каких-либо условий. Есть ряд составов, которые считают коррупционными при определенных обстоятельствах, перечень их содержится в Указании Генпрокуратуры).

В связи с изменениями, внесенными в УК РФ в мае 2011 года, в этот перечень также может быть добавлена еще одна статья – 291-1 – посредничество во взяточничестве, под которым понимается непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки.

Отдельные ученые полагают целесообразным относить к коррупционными преступлениям деяния, связанные с обобщающим понятием подкупа, например такие, как ч. 1 ст. 183, ст.ст. 184, 204, 290, 291 и ч. 1 ст. 309 УК РФ.

Исследователи замечают, что есть коррупционные преступления, присущие только сотрудникам ОВД. Это деяния, предусмотренные ст. 299 «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности», ст. 300 «Незаконное освобождение от уголовной ответственности», ст. 301 «Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей» и т.д.

Вывод: Таким образом, коррупция – это сложный социальный феномен, охватывающий и преступное, и неэтичное поведение, ненадлежащее исполнение должностных обязанностей с целью получения корыстной выгоды, заключающееся в разложении власти, когда государственные (муниципальные) служащие и иные лица, уполномоченные на выполнение государственных функций, используют свое служебное положение, статус и авторитет занимаемой должности в корыстных целях для личного обогащения или в групповых интересах.

Определяя стратегию борьбы с коррупцией, необходимо учитывать весь спектр задач, стоящих перед органами внутренних дел. Сегодня важно максимально полно реализовать разработанные меры противодействия коррупционным явлениям. Это не только пресечение противоправного поведения сотрудников, но и профилактика подобных проступков. Уже сейчас важно скорректировать направления деятельности МВД России по борьбе с коррупцией на завтра.

Читать еще:  Бланк на временную регистрацию

Понятие и виды коррупционных правонарушений.

Принципы борьбы с К

Согласно зак. о борьбе с К РБ, Борьба с К основывается на принципах: законности; справедливости; равенства перед законом; гласности; неотвратимости ответственности; личной виновной ответственности; гуманизма.

Социально-экономические последствия К

К оказывает разлагающее влияние на все сферы жизни общества. Негативные последствия, порождаемые этим явлением, не только препятствуют прогрессивному, поступательному развитию общества, но и представляют серьезную угрозу интересам национальной безопасности страны.

1. Нарушает механизм рыночной конкуренции, поскольку в выигрыше оказывается не тот, кто конкурентоспособен, а тот, кто смог получить преимущества за взятки. Это способствует возникновению монополистических тенденций в экономике, снижению эффективности ее функционирования и дискредитации идей свободной конкуренции.

2. Влечет за собой неэффективное распределение средств государственного бюджета, особенно при распределении государственных заказов и выделении кредитов, препятствуя тем самым эффективной реализации правительственных программ.

3. Приводит к несправедливому распределению доходов, обогащая субъектов коррупционных отношений за счет остальных членов общества.

4. Способствует повышению цен на товары и услуги за счет так называемых коррупционных «накладных расходов» в результате чего страдает потребитель.

5. Является средством, способствующим обеспечению благоприятных условий для формирования и развития организованной преступности и теневой экономики. Это приводит к снижению налоговых поступлений в государственный бюджет, оттоку капитала за рубеж и затрудняет возможность государства эффективно выполнять свои экономические, политические и социальные функции.

1. Коррупция предполагает существенное различие между объявленными и реальными ценностями и формирует у членов общества «двойной стандарт» морали и поведения. Это приводит к тому, что мерой всего в обществе становятся деньги, значимость человека определяется размером его личного состояния независимо от способов его получения, происходит девальвация и слом цивилизованных социальных регуляторов поведения людей: норм морали, права религии, общественного мнения и др.

2. Коррупция способствует несправедливому перераспределению жизненных благ в пользу узких олигархических групп, что имеет своим следствием резкое возрастание имущественного неравенства среди населения, обнищание значительной части общества и возрастания социальной напряженности в стране.

3. Коррупция дискредитирует право как основной инструмент регулирования жизни государства и общества. В общественном сознании формируется представление о беззащитности граждан и перед лицом власти и перед преступностью.

Международные нормативные акты в сфере противодействия коррупции.

«Конвенция ООН против К» (принята в г. Нью-Йорке 31.10.2003 Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН)

Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (ETS N 173) заключена в г. Страсбурге (Франция) 27 января 1999 года

Конвенция Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию (ETS N 174) заключена в г. Страсбурге 4 ноября 1999 года

Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности принята в г. Нью-Йорке (США) 15 ноября 2000 года Резолюцией 55/25 на 62-ом пленарном заседании 55-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН

Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (ETS N 141) заключена в г. Страсбурге 8 ноября 1990 года

Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма принята резолюцией 54/109 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1999 года

Декларация о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях принята Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 16.12.1996 с участием России

Понятие и виды коррупционных правонарушений.

коррупция – умышленное использование государственным должностным или приравненным к нему лицом либо иностранным должностным лицом своего служебного положения и связанных с ним возможностей, сопряженное с противоправным получением имущества или другой выгоды в виде услуги, покровительства, обещания преимущества для себя или для третьих лиц, а равно подкуп государственного должностного или приравненного к нему лица либо иностранного должностного лица путем предоставления им имущества или другой выгоды в виде услуги, покровительства, обещания преимущества для них или для третьих лиц с тем, чтобы это государственное должностное или приравненное к нему лицо либо иностранное должностное лицо совершили действия или воздержались от их совершения при исполнении своих служебных (трудовых) обязанностей;

1) подкуп должностного лица — обещание, предложение, предоставление должностному лицу, принятие должностным лицом лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества для самого должностного лица, иного физического или юридического лица, с тем, чтобы это должностное лицо совершило какое-либо действие или бездействие при выполнении своих должностных обязанностей;

2) хищение — неправомерное присвоение или иное нецелевое использование должностным лицом в целях извлечения выгоды для себя самого или другого физического или юридического лица какого-либо государственного, общественного, частного имущества, находящегося в ведении этого должностного лица в силу его полномочий;

3) злоупотребление влиянием в корыстных целях — обещание, предложение, предоставление должностному лицу или любому другому лицу, принятие должностным лицом или любым другим лицом лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества, с тем чтобы это должностное лицо или другое лицо злоупотребило своим действительным или предполагаемым влиянием с целью получения какого-либо неправомерного преимущества;

4) злоупотребление служебным положением — совершение какого-либо действия или бездействия должностным лицом при выполнении своих функций с целью получения какого-либо неправомерного преимущества для себя самого или иного физического или юридического лица;

5) незаконное обогащение — значительное увеличение активов должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать;

6) воспрепятствование осуществлению правосудия — применение физической силы, угроз, запугивания; обещание, предложение, предоставление неправомерного преимущества с целью склонения к даче ложных показаний, вмешательства в процесс дачи показаний или представления доказательств, а также с целью вмешательства в выполнение должностных обязанностей должностным лицом судебных или правоохранительных органов в ходе производства в связи с совершением преступлений;

7) отмывание коррупционных доходов – перевод, утаивание или приобретение имущества в целях оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении коррупционного правонарушения;

8) сокрытие коррупционных доходов – умышленное непрерывное удержание имущества, полученного в результате коррупционного правонарушения.

Дата добавления: 2018-10-27 ; просмотров: 1868 ; Мы поможем в написании вашей работы!

Понятие и признаки коррупции.

По заявлению Президента Российской Федерации В.В. Путина, на сегодняшний день, коррупция в нашей стране является одной главных проблем, наряду с низким уровнем доходов граждан и недостаточным развитием инфраструктуры. Коррупция встречается повсеместно: в органах внутренних дел (особенно ДПС), в образовательных организациях (причем абсолютно любого уровня, будь то организация дошкольного образования, или же Высшее учебное заведение, в медицинских учреждениях разного уровня, и много где ещё.

Итак, что же такое коррупция и каковы ее основные признаки? Согласно пункту 1 статьи 1 Федерального закона от 25.12.2008 N 273-ФЗ «О противодействии коррупции»: коррупция – это злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами.

В научных статьях справедливо делается замечание о том, что приведенное выше законодательное определение коррупции имеет довольно узкую трактовку, по причине того, что рассматриваемое в нем социально-правовое явление намного глубже и содержательнее, в силу чего вполне обоснованным является предложение о закреплении в законе более широкого определения коррупции, основанного на анализе работ ведущих отечественных специалистов, изучающих сущность и причины коррупции[1].

Исходя из положений действующего антикоррупционного законодательства, можно выделить следующие признаки коррупции как противоправного, антисоциального явления:

1. Первым характерным признаком коррупционных правонарушений является корыстный характер, т.е. мотивом их совершения является стремление правонарушителя к получению незаконной выгоды в виде денег, имущества и иных благ для себя или для третьих лиц. Для признания того или иного правонарушения коррупционным необходимо, чтобы его субъект использовал предоставленные ему государством служебные (властные) полномочия в личных интересах (целях) или в интересах третьих лиц. Субъект коррупционного правонарушения, как правило, всегда имеет прямую или косвенную, материальную, личную или иную заинтересованность в использовании своего правового статуса[2].

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. № 19[3] определяет корыстную заинтересованность как стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц. Кроме корысти мотивом совершения коррупционных деяний является также иная личная заинтересованность, т.е. стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение дел, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.[4];

2. Вторым признаком выступает умышленный характер совершаемого коррупционного правонарушения. Под умыслом в юридической литературе понимают форму вины, которая в зависимости от соотношения сознания и воли (интеллектуального и волевого моментов) делится на два вида: прямой умысел и косвенный умысел[5]. Коррупционное правонарушение признается совершенным с прямым умыслом, если правонарушитель осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность их наступления и желал этого. Коррупционное правонарушение признается совершенным с косвенным умыслом, если совершившее его лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность их наступления, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично. Умысел предполагает применение к правонарушителям повышенных мер юридической ответственности. Что же касается вины в форме неосторожности, то следует отметить, что коррупционных преступлений, совершаемых по неосторожности не может быть по определению;

Читать еще:  Опрос несовершеннолетнего в суде по гражданскому делу

3. В качестве третьего характерного признака коррупционных отношений, можно выделить то, что одним из участников данных отношений всегда выступает лицо, наделенное властными, контрольными, распорядительными полномочиями, и при этом данное лицо противоправно, в корыстных целях использует это свое служебное (должностное) положение. В административных правоотношениях такие лица именуются должностными лицами, разновидностью которых являются воинские должностные лица.

4. Четвертым признаком выступает общественная опасность коррупционных деяний, которая состоит в причинении вреда интересам государства, интересам государственной (военной) службы, установленному порядку государственного и военного управления, безопасности государства. Коррупция крайне негативно сказывается на общем социальном развитии общества, поскольку, подрывает рыночные механизмы и демократические преобразования современного российского общества, приводит к резкому социальному расслоению и криминализации социума. По этой причине она может быть отнесена к одному из самых опасных явлений, представляющих угрозу национальной безопасности государства»[6];

5. Пятый признак, это латентный (теневой) характер большинства коррупционный правонарушений и преступлений. В отличие от многих других противоправных деяний коррупционные сделки носят в большинстве случаев неформальный, согласительный характер их совершения. Деяния коррупционной направленности, как правило, не влекут за собой жалоб потерпевших, так как виновными признаются обе стороны незаконной сделки, и они обе получают взаимную выгоду от ее совершения;

6. Шестым характерным признаком коррупции является ее многоликость, множественность форм ее проявления, способность коррупционных действий к постоянному изменению и совершенствованию сообразно изменениям общественных отношений.

Глава 1. Понятие коррупции и правовые основы противодействия коррупционным правонарушениям §1. Понятие коррупции и ее субъектов

В современном российском законодательстве (ст. 1Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции») дается определение двух основных понятий: «коррупция» и «противодействие коррупции», — которые не выражены в кратких дефинициях.

Отмечается особый подход к определению понятия «коррупция», которое основано на собирательном содержании преимущественно уголовно-наказуемых и тесно связанных с ними деяний. Так непосредственно отражены преступления, предусмотренные Уголовным кодексом РФ (ст. 201″Злоупотребление полномочиями»,ст. 204″Коммерческий подкуп»,ст. 290″Получение взятки» ист. 291″Дача взятки»). При этом опосредованно отмечаются признаки иных уголовно-наказуемых деяний, суть которых отражается не только в нормах уголовного закона:ст. 285″Злоупотребление должностными полномочиями»,ст. 289″Незаконное участие в предпринимательской деятельности»; — но и административного законодательства:ст. 19.28КоАП РФ «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица»,ст. 19.29КоАП РФ «Незаконное привлечение к трудовой деятельности государственного служащего (бывшего государственного служащего)».

При этом в законодательстве не определено понятие коррупционного правонарушения. Экономия законодательного материала в данном случае нередко вызывает критические замечания ученых и практиков, которые отмечают невозможность определять конкретные составы коррупционных правонарушений, особенно уголовно-наказуемые, в условиях многоликости проявлений «иного незаконного использование физическим лицом своего должностного положения».

Единственным документом, который весьма пространно подходит к определению преступлений коррупционной направленности по 38 статьям Уголовного кодексаРФ, является совместноеУказаниеМВД России и Генеральной прокуратуры России*(2). Критику может вызвать используемый прием зачисления деяний к разряду коррупционных преступлений при наличии определенных условий. Основным таким условием предлагается считать отметку в статистической карточке о совершении преступления должностным лицом (государственным служащим, служащим органов местного самоуправления), например, пост. 226″Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» илист. 295″Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование» УК РФ.

Казуистика при определении коррупционных преступлений может выступать первопричиной проявляемой недостоверности данных о состоянии коррупционной преступности и борьбы с ней.

Опыт антикоррупционного нормотворчества во всем мире свидетельствует о том, что законодатель постиг универсальный способ определения коррупции, который состоит в конструировании норм, отражающих правонарушения в элементах подкупа или продажности. Такой подход приемлем для отечественных реалий, поскольку находит свои обоснования в прошлом юридической мысли, а также в истории развития отечественного законодательства и правоприменительной практики.

Российские законоположения при определении коррупции традиционно развивались практически и базировались на анализе криминальной ситуации и борьбы с ее проявлениями. Примечательна в данном случае сравнительная оценка российского и зарубежного законодательства о борьбе с коррупцией, которая была дана в конце XIX века отечественным ученым К. Анциферовым: «Явления взяточничества брались из жизни так, как они есть. Вследствие этого наше законодательство уступало западным в технике, в системе»*(3).

При этом нужно отметить, что содержательно законодательство о борьбе с коррупцией было богато и глубинно. Показательным в данном случае является следующий пример. В настоящее время для многих национальных систем противодействия коррупции, в том числе и для российской, проблематичной является имплементация конвенционных положений относительно криминализации обещания или предложения взятки (ст. 7-8Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию). Между тем конвенционные рекомендации криминализации обещания — предложения неправомерных преимуществ более чем 500 лет назад отражались в ранних отечественных юридических источниках — судебниках. В Псковской судной грамоте (1467 год) конструкция «обещание — предложение» определялась как посул (гарант оплаты незаконных действий судьи), и такие действия были уголовно наказуемы как подкуп.

Раздольность понятия коррупции в современном законодательстве выгодно корреспондируется с широким подходом к определению ее субъекта. Под таковым понимается не просто должностное лицо (по аналогии с определением, данным прим. 1статьи 285 Уголовного кодекса РФ), а физическое лицо, незаконно использующее свое должностное положение. В данном подходе выражена позиция принципиального расширения круга лиц, на которых распространяется ответственность за совершение коррупционных деяний. Отрадно, в этой связи отмечать соответствие такого подхода требованиям международных антикоррупционных договоров, в которых участвует Российская Федерация (КонвенцияСовета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. иКонвенцияОрганизации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 г.).

В названных международно-правовых документах ключевое значение для эффективного противодействия коррупции на национальном уровне отводится максимально широкому определению субъектов коррупционных правонарушений. В частности если консолидировать все признаки субъектов коррупции, которые отмечены в названных конвенциях, то содержательно к субъектам коррупционных деяний можно относить не только государственных служащих, но и лиц, оказывающих публичные функции в целом независимо от того, в какой сфере — частной, государственной или общественной (политической), безотносительно к какой-либо определенно занимаемой должности (руководитель, исполнитель).

Таким образом, реализованный в современном российском законодательстве подход к определению субъектов коррупции по существу заложил идеологические и правовые основы для преодоления стереотипов о том, что коррупция характерна исключительно для государственных служащих.

Между тем справедливости ради следует упомянуть, что такое понимание коррупции было приемлемо и воспринимаемо в отдельные периоды развития российского государства. Так, основываясь всего лишь на фрагментарном примере, доводы такому пониманию дают следующие сведения. По инициативе Министерства юстиции России в 1916 году прорабатывался вопрос о криминализации подкупа лиц, состоящих на общественной службе. Уже в скором времени, в соответствии с постановлением Совета Министров от 10 мая 1916 года, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных было дополнено статьей 505-1, которая устанавливала наказания, определяемые за совершение коррупционных преступлений государственными служащими, на лиц, входящих в состав частных и общественных организаций*(4).

Обоснования такому законоположению задолго находили отражение и в специальной юридической литературе. Так, в 1913 году в одной из своих работ российский юрист А.Я. Эстрин отмечал, что отсутствие в коррупции частных лиц особенных мотивов, которыми вызывается борьба с коррупцией среди своих служащих, не является основанием для исключения уголовного преследования в случаях особой важности функций, осуществляемых частным лицом*(5).

В современный период отмечаются особенные проявления частной коррупции, связанной с деятельностью не только физических лиц, находящихся на приватной службе, но и юридических лиц. Уголовная ответственность юридических лиц за совершение коррупционных деяний является редкой практикой (немногим более чем в 20 государствах мира, среди них наиболее крупные: КНР, Франция, Австралия, Великобритания, Канада, Польша). При этом в отдельных странах применяется подход, при котором юридическое лицо признается субъектом административного правонарушения, но его руководитель (физическое лицо), совершивший преступление под прикрытием юридического лица, привлекается к уголовной ответственности*(6).

Подобный подход характерен и для Российской Федерации. Аргументы неприемлемости альтернатив можно основывать на сравнительно-правовых аналогиях А.Н. Трайнина, который выразил отношение к проблеме установления уголовной ответственности юридических лиц фразой: «юридические лица не стреляют»*(7). Несмотря на требования международных антикоррупционных конвенций об установлении уголовной ответственности юридических лиц за коррупцию отечественный законодатель не пошел на нарушение принципов российской правовой системы, не допускающих уголовной ответственности юридических лиц.

В настоящее время возможным представляется обеспечение уголовной ответственности за участие в коррупционных преступлениях только физических лиц, действующих от имени или в интересах юридического лица. При этом, как ранее отмечалось, юридическое лицо привлекается к самостоятельному виду юридической ответственности — административной (ст. 19.28КоАП РФ). Таким образом, применение за коррупционное деяние мер административной ответственности к юридическому лицу не освобождает от ответственности за его совершение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к уголовной ответственности за коррупционное деяние физического лица не освобождает от ответственности за него юридическое лицо.

В этой связи критические замечания международных экспертов ГРЕКО, относительно проблемы не установления ответственности юридических лиц за коррупционные преступления в России, могут быть сняты только посредством юридической техники такого конструирования уголовно-правового запрета, который предусматривает нормы административной преюдиции. Именно такой подход реалистичен для целей ожидаемого успешного правоприменения в отечественных условиях, и это важный аргумент при критичной оценке его соответствия требованиям международных антикоррупционных конвенций.

Читать еще:  Принцип платности и его реализация в законодательстве

Сложности уяснения концепции об уголовной ответственности юридических лиц были присущи современной российской юридической мысли издавна. Приемлемые для российской действительности подходы к установлению уголовной ответственности юридических лиц не были найдены в ходе сравнительно-правовых и криминологических исследований, а также диспутов. В этой связи нет ничего неожиданного и в том, что этот вопрос не мог быть решен и применительно к специальной сфере — сфере противодействия коррупции.

При обсуждении этого вопроса, в рамках организованной нижней палатой парламента рабочей группы специалистов по проблемам имплементации норм антикоррупционных конвенций в российское законодательство, автор обращал внимание на разное содержание рекомендуемых конвенциями механизмов установления ответственности юридических лиц за коррупционные преступления.

В частности, конвенцией ООН против коррупции рекомендовано установить в отношении юридических лиц ответственность за участие в коррупционных преступлениях. В конвенцииСовета Европы об уголовной ответственности за коррупцию отмечается необходимость обеспечения того, чтобы юридические лица могли быть привлечены к ответственности в связи с уголовными коррупционными преступлениями. Следует отметить, что виды юридической ответственности не определены в указанных конвенционных нормах. В этой связи могут возникать соображения о том, какие виды ответственности должны быть установлены в отношении юридических лиц, причастных к коррупции. Избрание одного вида юридической ответственности, допустим, гражданско-правовой, способно определить ложные цели противодействия коррупции применительно к тем случаям, когда необходимо запрещение деятельности юридического лица, участвующего на постоянной основе в долговременных коррупционных деяниях. Такой пример диктует необходимость использования либо комбинированного, либо целевого механизма противодействия коррупции, возникающей в связи с деятельностью юридического лица. Комбинированный механизм основан на использовании ряда мер: запрет деятельности, принудительная ликвидация, возмещение ущерба. При этом гарантии прекращения преступных замыслов нет, поскольку преступления совершаются физическими лицами, которые, оставаясь формально невиновными, будут менять форму организационного обеспечения своей преступной деятельности. Преимущество может иметь только целевой механизм, связанный с уголовным преследованием виновных лиц.

В отношении юридического лица целевой механизм несостоятелен. Устройство российской уголовно-правовой системы исключает возможность определения непосредственной ответственности юридического лица за преступления. По этой причине сложно определять и возможность установления любого иного вида ответственности юридического лица за совершенные преступления. Ключевое значение имеет принцип российского уголовного закона, выраженный в том, что субъектом преступления является виновное физическое лицо. Соответственно, говорить об ответственности юридического лица за коррупционные преступления не приходится в тех случаях, когда отсутствует связь деяний физического лица, совершенных от имени или в интересах юридического лица (в качестве учредителя, представителя органа управления и т.д.).

Таким образом, в механизме косвенного определения ответственности юридического лица, реализуемом посредством наказуемости физического лица, совершившего коррупционное преступление в связи с деятельностью юридического лица, проявился традиционный для многих сложных сфер самостоятельный «российский путь» к решению проблемы. Что очень важно — без ущерба для цельности и адекватности уголовно-правовой системы Российской Федерации в реагировании на иные криминальные угрозы.

Возможности применения иных (гражданско-правовых, административно-правовых) мер ответственности к юридическим лицам, причастным к уголовным преступлениям, остаются открытыми для имплементации с учетом имеющихся в российском законодательстве предпосылок. В этой связи, модельным могли бы являться в будущем следующие правила.

Например, если юридическое лицо причастно к совершению коррупционного правонарушения, то на основании заявления прокурора по решению суда оно может быть ликвидировано, а его руководители несут уголовную ответственность в соответствии с действующим законодательством. В настоящее время основания для ликвидации юридического лица приведены в пункте 2 статьи 61Гражданского кодекса Российской Федерации, но случаи совершения юридическим лицом коррупционного правонарушения не предусмотрены.

Административные правонарушения в сфере коррупции

В соответствии с ч. 1 ст. 1 ФЗ «О противодействии коррупции» под коррупцией понимается злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица

Статьей 13 указанного закона предусмотрено, что граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства за совершение коррупционных правонарушений несут уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Статья 14 предусматривает ответственность за коррупционные правонарушения юридических лиц.

Однако ни в самом федеральном законе, ни в УК РФ, ни в КоАП РФ не дается понятия коррупционных преступлений и правонарушений и не конкретизируется, за какие из них наступает та или иная ответственность.

Несмотря на обширную законодательную базу в области противодействия коррупции, меры по борьбе с ней нельзя назвать эффективными. Основной проблемой и недоработкой является толкование понятия «коррупция».

Законодатель ограничился лишь перечислением определенных деяний, обладающих частными характеристиками, что делает легальное определение весьма узким и не позволяет в полной мере охватить коррупционные проявления. Основная составляющая коррупционных деяний, согласно закрепленному в федеральном законе определению, имущественная выгода либо корыстные побуждения. «Принятие Федерального закона о противодействии коррупции не повлекло за собой ни установления в УК РФ четкой правовой квалификации коррупции, ни запрета коррупции как преступного деяния нормами Уголовного кодекса». Нет четкой регламентации и коррупции как административного правонарушения.

Все это породило немало дискуссий в исследовательской среде. На доктринальном уровне стали предлагаться различные определения понятия «коррупция», а также закрепление в отраслевых законодательных актах таких понятий, как «коррупционное преступление» и «коррупционное правонарушение».

Закрепление данных понятий с последующей систематизацией составов деяний коррупционной направленности было бы целесообразным действом. Именно отсутствие такой систематизации не позволяет эффективно бороться с преступлениями и правонарушениями коррупционной направленности. Ведь как бороться с тем, чего нет? Закрепленное в ФЗ «О противодействии коррупции» понятие не дает нам четкого ответа на вопрос, какие деяния все же являются преступлениями и правонарушениями коррупционной направленности.

В данной статье остановимся подробнее на понятии «коррупционное правонарушение» и постараемся понять, какие правонарушения являются коррупционными.

«Административные правонарушения коррупционной направленности обладают меньшей степенью общественной опасности, чем преступления. Однако это нисколько не снижает значимость деятельности по их предупреждению, выявлению и пресечению, привлечению виновных лиц к ответственности, так как именно такие правонарушения являются предпосылкой возникновения уголовно-наказуемых коррупционных деянии».

Как уже было отмечено, действующее законодательство не дает определения административного правонарушения коррупционной направленности. Соответственно, возникают вопросы, какие же правонарушения, предусмотренные КоАП РФ, стоит относить к коррупционным. На доктринальном уровне нет единого мнения по данному вопросу, вследствие чего исследователи придерживаются различных подходов. Можно выделить три подхода к определению коррупционных правонарушений.

Первый подход можно назвать традиционным. Исследователи данного подхода придерживаются мнения, что к коррупционным правонарушениям, закрепленным в КоАП РФ, относятся статьи 19.28 и 19.29, которые были введены федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» . То есть, данные нормы были внесены в КоАП РФ как раз с принятием антикоррупционного законодательства.

Второй подход представляется шире. Его приверженцы считают, что к коррупционным правонарушениям необходимо относить большее число составов, закрепленных в КоАП РФ. Так, например, Илий С. К. считает, что составы административных правонарушений коррупционной направленности необходимо определять по определенным критериям, в частности при наличии элементов подкупа; использования служебного положения; нарушения норм, установленных для обеспечения законности порядка государственного управления и в числе прочего в целях предупреждения коррупции . На основании данных критериев Илий С. К. выделяет 11 статей КоАП РФ, подпадающих, по его мнению, под правонарушения коррупционной направленности.

Основная идея третьего подхода – внесение в КоАП РФ новых составов правонарушений коррупционного характера. К данному подходу склоняются исследователи обоих рассмотренных выше подходов. Илий С. К. предлагает предусмотреть административную ответственность за протекционизм; за умышленное представление недостоверных сведений о доходах и расходах; за осуществление предпринимательской деятельности государственным служащим; за непринятие мер по урегулированию конфликта интересов и др.

Несомненно, каждый из трех подходов заслуживает внимания. Однако первый подход представляется достаточно узким и не способен в полной мере отразить реальное положение коррупционных правонарушений, так как их список все же шире, нежели две статьи КоАП РФ. Наиболее целесообразным представляются второй и третий подход, именно они способны обеспечить более эффективное противостояние коррупции, пресекать ее на уровне правонарушений, не позволяя перейти на общественно опасное деяние – преступление.

Для эффективного противодействия коррупции необходимо начать с определения понятия «коррупция», закрепленного в федеральном законе, ввиду своей узкой направленности оно нуждается в корректировке. Кроме того, данное понятие не дает реального представления о том, какие деяния являются коррупционными и за какие из них назначается та или иная ответственность (уголовная, административная). Вследствие чего видится необходимым закрепить легальные отраслевые понятия коррупции и систематизировать деяния под них подпадающие.

Таким образом, считается целесообразным разработать и закрепить в КоАП РФ легальное определение административной коррупции, систематизировать административно-правовые нормы коррупционной направленности в обособленный раздел, дополнив его новыми составами коррупционных правонарушений.

Противодействие коррупции будет эффективным только в случае системного подхода, необходимо знать, чему противодействовать. Современное антикоррупционное законодательство не отвечает данному критерию и требует дальнейшего совершенствования.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector