Veomo.ru

Финансовый журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ответственность за домашнее насилие

Виды домашнего насилия и наказание по статье УК РФ

Домашнее насилие статья УК РФ трактует как повторение агрессивного акта, который совершается одним из членов семьи в отношении к иному или иным близким внутри семьи. Оно может проявляться по типу физического, психического, интимного и финансового давления для того, чтобы приобрести властные полномочия и контрольные функции. Насильственные действия в семье зачастую проявляется к ребенку, к лицам женского пола и к животным в доме. Данная статья о насилии в семье четко повествует, какое бывает насильственное отношение и что за это предусматривается.

  1. Виды домашнего насилия
  2. Симптомы домашнего насилия
  3. Возможные последствия
  4. Как осуществлять борьбу с насильственными действиями?

Виды домашнего насилия

Подобного типа насилие реализуется в семье исходя из различных подвидов:

  1. Физическое насилие имеется по типу прямого действия на иного гражданина: раны и побои, синяки и пинки. Однако уровень выражения способен быть разным – от тяжких телесных увечий до простых шлепков по «мягкому месту». Но не нужно исключать из памяти, что имеется ещё и своеобразное сокрытое и завуалированное насильственное отношение в физическом плане. К нему стоит причислить приучение к алкогольным продуктам и наркотическим веществам, отмена возможности спокойно высыпаться, справлять нужду и осуществлять гигиеническую процедуру. Сюда стоит отнести неоказание первой медицинской помощи. Это относится к так называемой бабушкиной науке, когда существует отказ от переливания крови или лечения медикаментами, что впоследствии может негативно сказаться на здоровье.
  2. Сексуальное насилие. Тут существует один аспект, когда доказать насилие между супругами невозможно. Супруг способен просто обозначить, что он «перестарался» в проявлении любви. Мало людей могут осознавать, что интимные взаимоотношения в подобной семье буквально «адские».
  3. Экономическое насилие – жёсткие контрольные функции распределения средств, вытягивание, выпрашивание денег. Это зачастую относится также и к запрету на работу или учёбу, тотальный контроль. Но это нельзя отнести к детям, так как они чаще всего не способны контролировать денежные средства. Маленькие суммы карманных денег у ребёнка, несомненно, должны находиться на определённые нужды. И ребёнок не обязан вымаливать деньги.
  4. Насилие в эмоциональном плане способно проявляться в огромном разнообразии, что зависит от личности тирана. Однако главным признаком постоянно остаётся унижение личности иного партнёра. Он любыми методами загоняется под «бесплатное приложение». Данное обезличивание поможет определить контрольную функцию над моральными поступками.

Насилие в бытовом плане смещается в сторону агрессии мужского пола по отношению к женщинам. Обуславливается это укладом социума. Зачастую мужчины занимают наиболее значительную роль, и это женщинам не нравится.

Симптомы домашнего насилия

Главными основаниями полагать, что избранник является тираном, считаются:

  • человек старается сделать другого зависимым в финансовом плане;
  • критика вкуса, подшучивание;
  • внушение постоянства чувства вины;
  • унижение достоинства, «указание» своего места, отрицательное отношение к близким, всяческая критика друзей;
  • агрессивная ревность;
  • яростные приступы от успехов;
  • вымещение плохого настроения на человеке;
  • невнимательное отношение партнёра в сексуальной области.

Если данная ситуация очень знакома, то можно с точностью утверждать, что в семье существует домашнее насилие. Многочисленные женщины мирятся с ролью жертвы. Стоит также показать, что в ситуации женщины это постоянно непонятный, но осознанный выбор. В подобной семье всегда страдает ребёнок.

Большинство людей полагают, что насилие в доме не представляет собой никакого преступления, а думают, что это обычный конфликт в быту. Возможно, именно из-за этого уже не первый раз предлагается сделать декриминализацию подобного правонарушения.

На самом деле это не является таковым. По статистике МВД Российской Федерации примерно 80-85% драк и других возникновений насильственного отношения происходит конкретно в семье. В итоге насилие в доме является довольно частым явлением и очень сложным. Особенно когда оно осуществляется по отношению к детям. И зачастую ответственность за простое домашнее насилие не предусматривается.

В практической части административное обращение в полицейский участок встречается не так часто. В особенности если бытовое насилие обладает психологическим характером. Данная форма является самой тяжёлой.

Ситуации психологического давления обязывают не напрямую идти в правоохранительные органы, а совершить чёткий алгоритм действий. Лучше всего обратиться в судебную инстанцию. Часто при имеющихся неопровержимых доказательствах, например, заключения с больницы, жертвы посещают напрямую суд. Это является правильным решением. Оно сделает быстрее процесс наказания насильника.

Зачастую бытовое насилие оценивание в виде домашней ссоры. Или вовсе не рассматривается в судебной инстанции и не подлежит комментарию. Исключения составляют сильные последствия по совершению насилия.

Возможные последствия

Тема бытовых насильственных отношений над ребёнком является очень сложным для существующей реальности. К этому стоит отнести шлепок мамы, которая наказывает за связь с плохими друзьями.

Последствия данных действий могут стать довольно плачевными:

  1. Инвалидность.
  2. Затраты страны на противодействие и больницу для пострадавшего от насильственных действий.
  3. Смерть объекта насилия.

Согласно статистическим данным, законодательство в основном не осуществляет работу: мало какой человек решится проучить собственного деспота в доме по Уголовному кодексу РФ.

Закон только вносит поправки, делая равным ответственность с ситуациями по отношению к чужим лицам.

Как осуществлять борьбу с насильственными действиями?

Есть множество фильмов, которые повествуют об изнасиловании дома. Но в подобном контексте стоит упомянуть иной момент. В них затрагиваются лишь яркие примеры насильственные отношения. Насильственные акты зачастую имеются даже в положительных семьях. Они могут быть выражены в гневной вспышке и недовольстве, что сопровождается оскорбительным словом или же физическим влиянием.

Проблематика семейных насильственных отношений состоит в том, что оно каждый раз идёт по степени увеличения напряжённой ситуации. В ситуации, если пострадавший не обсуждает происходящее, не ставит жёсткие требовательные рамки, акт насилия может вернуться, так как ранее позволялось так общаться в доме.

Одним из наилучших вариаций противодействия плохим действиям дома могут предлагаться такие шаги:

  1. Непридание огласки. Следует рассказать об актах агрессии близким.
  2. Не стоит опасаться сказать открыто об этом мужу, важно осуществить обещанное, если это будет повторяться.
  3. Уйти из семьи, если нет другого выхода.

Большинство женщин говорит, что им огромное содействие оказывает церковь. Стоит обращаться к духовным представителям. Однако легко можно стать потерпевшими не только от жестокого мужа, но и от обманных действий обновлённой веры или курса в религии.

За совершение насильственных мероприятий налагают штраф или же срок.

В ситуации насилия могут, несомненно, помочь правоохранительные органы, родные, психотерапевт, проводящий реабилитационные действия, горячая линия для женщин по номеру 8-800-7000-600 или на номер данной организации своего города, группа поддержки, консультация юриста.

Каждому потерпевшему от домашнего насилия следует помнить, что не стоит возвращаться. Изменение супруга вряд ли последует. Тираны очень часто мучаются, когда теряют собственную жертву. Они готовы уговорить и убедить человека вернуться.

Чаще всего женщины, которые возвращаются обратно, сталкиваются с ещё более грубым поведением. В научном журнале на юридическую тематику или газете может описываться схема поведения при возникновении домашнего насилия.

Помимо всего, стоит выполнить анализ, по какой причине такое происходит. Тираны домашние не со всеми показывают собственную суть и потерпевшего подбирают достаточно кропотливо. Исследовать это может помочь психолог или же психотерапевт.

Проблематика насильственных действий в доме является злободневной и часто обсуждаемой тематикой нашего поколения и общества. Не нужно отчаиваться близким и знакомым, которые сталкиваются с подобными ситуациями, лучше перестать терпеть это.

Читать еще:  Что значит комиссия при аренде квартиры

Хватит бить: наказание за домашнее насилие ужесточат в течение полугода

Поправки в УК об ужесточении наказания за домашнее насилие внесут в Госдуму в течение шести месяцев. Об этом «Известиям» сообщили в пресс-службе Минюста, отметив, что решение Конституционного суда (КС) будет выполнено, поскольку обязательно для всех органов власти. В профильном комитете Госдумы «Известиям» сказали, что не ждут от правительства новых норм до конца весенней сессии. Во фракциях отнеслись к новым поправкам неоднозначно. Эксперты допускают, что предлагаемые изменения могут не понравиться россиянам.

Не по Конституции

Как сообщили «Известиям» в Минюсте, поправки в ст. 116.1 Уголовного кодекса «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию» будут внесены в Госдуму в течение полугода. В ведомстве пояснили, что новые нормы правительство обязал разработать Конституционный суд, который 8 апреля рассмотрел жалобу жительницы Оренбургской области Людмилы Саковой. Женщину систематически избивал проживавший с ней брат. Однако по действующей статье УК он фактически оставался безнаказанным.

Статья предусматривает штраф в размере 40 тыс. рублей, или в размере зарплаты, или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо до 240 часов обязательных работ, до шести месяцев исправительных, либо арест до трех месяцев. Но КС признал ст. 116.1 УК РФ несоответствующей Конституции.

«Она не обеспечивает соразмерную уголовно-правовую защиту права на личную неприкосновенность и права на охрану достоинства личности от насилия в случае, когда побои нанесены или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, совершены лицом, имеющим судимость», — говорится в постановлении КС.

До внесения изменений в УК РФ действующая редакция ст. 116.1 остается в силе.

В Минюсте напомнили, что по закону проект нового федерального конституционного документа вносится в Госдуму не позднее шести месяцев после опубликования постановления КС, если иной срок не установлен. При этом в ведомстве подчеркнули, что решения КС обязательны на всей территории РФ для всех органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Как сообщили «Известиям» в профильном комитете Госдумы по госстроительству и законодательству, новые нормы вряд ли будут разработаны и внесены правительством до конца весенней сессии, которая завершится уже 24 июня.

— Это очевидно. Мы рассмотреть этот законопроект не успеем. Это придется делать новому, восьмому созыву парламента, после выборов в Госдуму, которые пройдут в сентябре, — заявил «Известиям» первый зампред комитета Михаил Емельянов.

Он считает, что Госдума не зря приняла в 2017 году закон, который переводит побои, нанесенные близким родственникам, из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые, а также если речь идет не о серьезном причинении вреда здоровью, а синяках и ссадинах.

У нас было множество обращений от женщин, которые просили не наказывать их мужей, так как они уже с ними помирились. Таких случаев было очень много. Поэтому мы пошли на эти изменения. Считаю, что это больше вопрос морали, — пояснил парламентарий.

По его словам, не совсем правильно давать большой срок, если преступление совершается впервые. Именно поэтому в настоящее время виновный в нанесении таких побоев сначала привлекается к административной ответственности, а затем, в случае повторного избиения родственника, к уголовной по ст. 116.1 УК РФ.

И жены мужей бьют

Во фракциях Госдумы к новым нормам отнеслись неоднозначно.

Вопрос домашнего насилия очень острый. Эта тема давно обсуждается, и есть разные мнения. Есть сторонники, которые предлагают серьезное ужесточение наказания и введение дополнительных мер в качестве профилактики. Есть критики, которые говорят о том, что эти нормы будут разрушать семью, — пояснил «Известиям» зампред фракции ЛДПР Ярослав Нилов.

По его словам, лично его мнение, домашнее насилие недопустимо в принципе. Но сегодня есть проблема правоприменительной практики, когда органы отказываются реагировать на жалобы потерпевших. Поэтому все узнают об этих инцидентах, когда они доходят до СМИ — порой в результате трагического исхода.

Поэтому само по себе ужесточение, на мой взгляд, ничего не изменит. Учитывая полярные позиции, тут нужно садиться за стол переговоров и без обвинений выйти на компромиссное решение. Тут должна быть и профилактика, и работа психологов, и социальная реклама, — пояснил парламентарий.

Притом он отметил, что перегибы в новых нормах могут стать инструментом манипуляций, что может привести к страху заводить семью или шантажу.

Никакого ужесточения этих норм не требуется. Все эти драки и разборки, на мой взгляд, случаются из-за низкого уровня жизни населения. Если это изменить, то насилия будет меньше. Наказаниями не воспитаешь и побои не искоренишь, не случайно есть мнение, что наша исправительная система еще никого не исправила, — заявил «Известиям» депутат Госдумы от КПРФ Николай Арефьев.

По его словам, в последнее время «ужесточения» в российском законодательстве доходят до небывалых высот и не всегда обоснованно. Если бы домашнее насилие было бы массовым, тогда такой законопроект был бы нужен, а пока речь идет о единичных случаях, отметил парламентарий.

В «Единой России» и «Справедливой России» обещали сформировать свое мнение, после того как законопроект будет внесен в Госдуму и партии с ним ознакомятся.

Политтехнолог Константин Калачев считает, что новые нормы будут поддержаны не всеми россиянами, менталитет которых в основном соответствует пословице «бьет — значит любит». По его мнению, сегодня у граждан нет сформированного запроса на эти нормы. Кроме того, перевод наказания за это в более серьезную уголовную плоскость может стать поводом для манипуляций в семейных отношениях. При желании одного из супругов можно будет подвести под уголовное дело. При этом лично ему известны случаи такого насилия, а также факты избиения мужей женами. Поэтому он считает, что наказание такое должно быть неотвратимым.

Слова политтехнолога подтверждает законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия», который в прошлом году был размещен на сайте верхней палаты для обсуждения и набрал немало отрицательных отзывов и вызвал неоднозначную реакцию общества.

Домашнее насилие: сажать или штрафовать?

Работа Государственной думы поражает своей продуманностью и эффективностью: едва летом был принят «закон о шлепках» — поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие уголовную ответственность за домашнее насилия, как уже в январе законодатели в новом составе приняли в первом чтении закон о декриминализации побоев родственниками. Так бить или не бить, вот в чем вопрос… Разбираемся!

Адвокат, эксперт по правам женщин Мария Давтян

— У нас статьи о побоях в семье не было никогда. Была просто статья «Побои», причем это действие преследовалось в порядке частного обвинения. А это значит следующее: вы приходите в полицию, пишете заявление, что вас избили, а через 10 дней получаете постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Потом вас отправляют в мировой суд, при этом ни прокуратура, ни полиция в расследовании не участвуют. До 90% женщин, пострадавших от домашнего насилия, которые обращались в полицию, потом в мировой суд не шли, потому что это слишком сложный процесс…

Вас побили или не побили?

Главный признак побоев – вы испытываете физическую боль, но вашему здоровью не причинен даже легкий вред. От побоев могут остаться незначительные синяки, царапины, ссадины, но может и совсем не быть следов, которые обнаружила бы независимая экспертиза.

” Удивительно, но в советское время такое малоприятное физическое воздействие правоохранительные органы фактически игнорировали. В 2005 году Конституционный суд даже вынес специальное постановление, обязывающее прокуроров, следователей, дознавателей расследовать дела о нанесенных побоях.

Полезное, вроде бы, постановление обернулось непредвиденными осложнениями: в России за бытовые преступления, не несущие опасности жизни и здоровью пострадавших, ежегодно осуждается 140 тысяч человек. И вот их ряды внезапно пополнили горячие юноши, повздорившие на дискотеке из-за благосклонности девушки; участники ДТП, чрезмерно огорченные состоянием своих транспортных средств; соседи, озабоченные точными границами участков… словом, все граждане, не сумевшие сдержать эмоций и перешедшие к рукоприкладству.

Читать еще:  Как арендовать место на улице для торговли

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова

— Мы сейчас говорим о конкретной статье и конкретной формулировке. Мы не говорим о принципе и подходах к этой теме. Безусловно, домашнее насилие недопустимо. Безусловно, дети не должны стать жертвами или заложниками той или иной ситуации. Для этого создаются и созданы достаточные меры и системы…

«Закон о шлепках». О шлепках ли он?

В 2016 году, с января по июнь, Госдума рассматривала, а затем и передала на подпись правительству и президенту новый Федеральный закон № 953369-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности». Вообще целью работы была декриминализация незначительных преступлений, не нанесших существенного гражданам и обществу. В числе прочего были внесены поправки в статью УК №116 «Побои».

Впервые перешедшего к рукоприкладству гражданина было решено штрафовать (от 5 тысяч до 30 тысяч рублей), либо подвергать административному аресту на срок от 10 до 15 суток, либо принудить к обязательным работам — от 60 до 120 часов. Исключение сделано для случаев, когда побои нанесены не из «внезапно возникшей личной неприязни», а из хулиганских побуждений, либо по национальным, религиозным и другим мотивам, которые могут быть признаны экстремистскими – когда, как в анекдоте, «бьют по лицу, а не по паспорту».

Новшество 2016 года – к хулиганам-экстремистам были добавлены и родственники: супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство.

В этом случае законодатели предусмотрели следующие виды наказания: обязательные работы на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет. А это ведь очень и очень немало – два года тюрьмы за побои, к примеру, гражданской жены, от которых даже и царапины не случилось.

Если кому-то интересно, как оно было в Госдуме – рассказываем: фракция «Справедливая Россия» голосовала против. Ну, если для вас это принципиально.

Замглавы комитета Совфеда по законодательству Елена Мизулина

— Если вы шлепнули своего расшалившегося малыша, вам грозит до двух лет лишения свободы. А если ваш сосед побил вашего ребенка — все закончится административным наказанием. В этом смысле «Закон о шлепках» сам по себе — акт ненависти по отношению к семьям с детьми…

За шлепок в тюрьму? Где логика?

Логика, на самом деле, была. Отвлечемся от драчливых националистов и футбольных фанатов. В случае, когда побои наносит посторонний человек, и жертва, и обидчик – участники случайного конфликта. Вероятность того, что они вновь столкнутся в тех же обстоятельствах, невелика. Жертва не постесняется обвинить нападавшего. Штраф (особенно максимальный, 30 тысяч рублей) способен урезонить начинающего хулигана. Пострадавший постарается впредь обходить сомнительные компании и в другой раз обратится за помощью к полицейским до того как конфликт достигнет пика.

Жертва домашнего насилия заведомо находиться в более невыгодной ситуации: бежать некуда, жаловаться – стыдно, штраф будет выплачен из семейного же бюджета. А главное – обозленный обидчик снова вернется домой, и когда он вновь поднимет руку на беззащитных домочадцев – неизвестно.

Эти рассуждения кажутся здравыми, пока мы смотрим на ситуацию с позиции потенциальной жертвы. Но почти каждый родитель (кто со стыдом, а кто и с убежденностью в собственной правоте) сможет припомнить ситуацию, когда наносил побои (да, да, побои) собственному несовершеннолетнему ребенку. И вроде и причина же была. И иначе не получилось… И как это – меня на два года в тюрьму?

Член президентского Совета по правам человека Анита Соболева, возглавляющая в комиссию по социальным правам

— Вместо того чтобы принимать меры, которые помогут каким-то образом снизить уровень домашнего насилия в семье, мы делаем эту систему еще более закрытой. И насильники, домашние дебоширы слышат этот посыл и очень хорошо его воспринимают: они понимают, что это возможно, что власть это поощряет, и что это, оказывается, не то что не зазорно, а даже ценность такая традиционная есть, что они, оказывается, хранители домашнего очага, поддерживают семью и семейные ценности. То есть им дали карт-бланш: вместо того чтобы осудить и сказать, что это зазорно, им сказали – молодцы, давайте дальше, учите жену гречневую кашу варить…

Верните все обратно!

Возмущение общественности было не особенно бурным. На популярном сайте change.org можно обнаружить шесть петиций об отмене «антисемейного закона» — одну из них инициировал житель Новосибирска Михаил Шматков, она собрала чуть больше тысячи подписей. Впрочем, и остальные не намного популярнее; наверное, большинство жителей нашей страны все же не верили, что «за шлепок» кого-то посадят на два года. Ведь по статистике, представленной противниками закона, 52% жителей нашей страны время от времени практикуют легкие телесные наказания детей.

Тем не менее, думская партия фракции «Единая Россия» представила новый законопроект, отменяющий ту самую ремарку в 116-й статье Уголовного кодекса, где говорится, что даже однократное нанесение побоев членами семьи – уже уголовное преступление. Домашние побои снова выведут в сферу административных правонарушений, наказание за которые – штраф. Сейчас законопроект уже прошел первое чтение в Госдуме.

На сей раз против законопроекта выступили коммунисты. Они предлагают считать уголовным преступлением избиение детей, беременных женщин, а также домочадцев, «находящихся в беспомощном состоянии».

При общей гуманности коммунистических поправок они все же вызывают недоумение. Ведь с ними «закон о шлепках» (недопустимости физического воздействия на несовершеннолетних) так и останется «законом о шлепках», зато появится недвусмысленный посыл к широкой общественности: бить жену, конечно, нехорошо, но за пять тысяч немножко можно.

Детский омбудсмен Москвы Евгений Бунимович

— Все должны понимать, что ни детей, ни женщин, ни мужчин, ни стариков бить нельзя – здесь никаких вопросов быть не может. Все разговоры о том, что можно бить детей в качестве воспитания – это все из какого-то позднего средневековья и это неприемлемо. Я считаю, что наказание должно быть и в семье и вне семьи одинаковым, и если вне семье на сегодня подобное происшествие квалифицируется как административное нарушение, то, может быть и в семье его можно расценивать также…

Читать еще:  Какие риски несет учредитель ооо

Административное наказание – это тоже наказание

Громкие газетные заголовки, кричащие о том, что Госдума дала карт-бланш домашним тиранам и насильникам – это, конечно, некоторое преувеличение. Во-первых (и это было бы неплохо помнить любителям шлепать детей) административное наказание предусмотрено только за первое правонарушение. Если гражданин вторично обвиняется в нанесении побоев, то наказание ужесточается: штраф (до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев), либо обязательные работы на срок до двухсот сорока часов, либо исправительные работы на срок до шести месяцев, либо арест на срок до трех месяцев.

Если же побои наносятся регулярно, то это уже статья №117 «Истязание», с наказанием до трех лет лишения свободы.

Член Общественного экспертного совета при уполномоченном по правам человека Мария Арбатова.

— Наша страна совершенно не оборудована с точки зрения домашнего насилия. У нас в Москве есть блестящий кризисный центр, но такие центры должны стоять по всем районам города, а не только на улице Дубки. А в провинции битье – норма жизни. Кроме того, здесь абсолютно не учитывается психологическая природа этой ситуации, потому что человек до пыток и после – это два разных человека. Насилие, даже однократное, может сломать слабого человека и сделать его потенциальной жертвой, и он никогда не будет жаловаться…

Мы понимаем, что совет «если вы или ваш ребенок подвергаетесь насилию — идите в полицию, напишите заявление об истязаниях, добейтесь возбуждения уголовного дела» — сотрясание воздуха. Жертвы домашнего насилия, как правило, не могут сопротивляться своим мучителям. Но все же, если эта проблема касается вас напрямую – позвоните, например, на круглосуточный телефон Негосударственного центра поддержки семей и детей «Вместе». С 2015 года здесь реализуют проект поддержки женщин – жертв домашнего насилия «Ты не одна». Запомните номер: 2-911-066. Мы проверили – они на связи.

Почему блокируется закон против домашнего насилия?

«Независимая газета»: Треть осужденных за превышение пределов необходимой самообороны – женщины

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) ждет от России отчета о мерах по защите пострадавших от домашнего насилия. По словам экспертов, подобный механизм не предусмотрен в законодательстве, государство отказывается признавать и саму проблему, и ее масштабы. Между тем судебная статистика показывает, что «женским» стал каждый третий приговор за превышение пределов необходимой самообороны. Статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин напомнил, что до сих пор нет закона о предупреждении семейно-бытового насилия, который мог бы предусматривать меры как специального реагирования, так и профилактики.

ЕСПЧ хочет получить ответы по делам трех россиянок, в пользу которых Страсбург вынес решения в 2019–2020 гг. Властям необходимо отчитаться о том, какие меры они принимают для устранения угроз в отношении этих заявительниц. Из самого СЕ также напомнили РФ о законопроекте «О профилактике семейно-бытового насилия», над которым парламент работает давно, но пока безрезультатно. Предложено подумать над тем, не распространить ли сферу действия защитных ордеров на все формы домашнего насилия. Российские власти должны сообщить о своих решениях к августу этого года.

По словам экспертов, в российском законодательстве отсутствует определение домашнего насилия, пострадавшие от него не могут получить оперативную и эффективную помощь, силовики не имеют никаких инструментов для корректной оценки рисков, которым подвергаются потенциальные жертвы таких преступлений. Как пояснил «НГ» статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов РФ Константин Добрынин, в 2017 г. совершена «огромная законодательная ошибка» – изменения в ст. 116 УК РФ. Когда была декриминализована статья, устанавливающая уголовную ответственность за нанесение побоев близким лицам, это не просто усугубило ситуацию с домашним насилием, а «фактически ее сдетонировало и отчасти масштабировало». «Агрессор почувствовал себя безнаказанным, поскольку побои, которые так легко декриминализовали, – это любое причинение физических страданий, не повлекшее утрату трудоспособности на срок от недели», – отметил эксперт. «Помимо непосредственно ударов это еще и разнообразный арсенал издевательств, при систематических побоях образующих другой состав – истязание, которого благодаря парламентариям тоже не будет. Все это теперь “административка”», – подчеркнул Константин Добрынин.

Он напомнил, что действительно до сих пор нет закона о предупреждении семейно-бытового насилия, который мог бы предусматривать меры как специального реагирования, так и профилактики. Юридическое сообщество вместе с отдельными парламентариями предпринимает активные, но, к сожалению, пока безрезультатные попытки его разработки. Также Константин Добрынин возмутился тем, что, несмотря на отсутствие реальной официальной статистики, весной этого года МВД заявило о снижении числа преступлений, связанных с домашним насилием. Дескать, в апреле 2020-го «посягательств в сфере семейно-бытовых отношений» зарегистрировано на 9% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. В том числе, по данным МВД, на 14,6% стало меньше фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, на 17,1% – средней тяжести и на 3,3% – легкого вреда здоровью.

Статс-секретарь ФПА РФ также объяснил, почему Россия до сих пор не ратифицирует открытую для подписания с 2011 г. Конвенцию СЕ о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием: «Только потому, что это возложит на нашу страну обязательство предпринять весь комплекс мер, направленных на предотвращение насилия, в том числе по обеспечению гендерного равенства и противодействию любой форме дискриминации на сексуальной и гендерной почве». Напомним, что ранее восемь правозащитных организаций направили письмо главе МВД РФ Владимиру Колокольцеву с просьбой ввести протоколы оценки и управления рисками при семейно-бытовом насилии. Полицейские чиновники в своем ответе указали на то, что эти меры предусмотрены ст. 51 Стамбульской Конвенции, но «в связи с тем, что одним из ее предписаний является “снятие запрета на пропаганду свободной гендерной ориентации”, Россией она не ратифицирована». При этом в ведомстве заверили, что и нынешние законы позволяют эффективно пресекать преступления в этой области, «в полной мере обеспечивая доступ к правосудию потерпевшим от административных правонарушений».

Проблему домашнего насилия не решит ни один закон, пока не изменится общественное мнение на этот счет, сказала адвокат, руководитель проекта Федерального союза адвокатов РФ «Женское право» Татьяна Сустина. Например, когда не будет публичных рассуждений – мол, сама спровоцировала или бьет – значит любит. «Закон и правоприменение – это отражение общественного мнения, менталитета и морали. Практика адвоката – лакмусовая бумажка общества. Сотруднику полиции, прокурору, судье сначала объясняешь существо проблемы, потом доказываешь, что жертва никого не провоцировала, затем убеждаешь, что обращаешься не из мести, далее объясняешь, что жертве некуда идти, а после всего слышишь: «Зачем вам нужно решение о привлечении домашнего садиста к ответственности?» – пояснила Татьяна Сустина. Она считает, что не стоит сильно полагаться на международную практику, следует исходить из российских реалий: «У нас они таковы, что пока не будет жестких рамок закона, не будет и результата. Правоприменители на местах – это технические исполнители, которые исполнят сухо то, что будет написано понятно и без вольностей в толковании».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector