Veomo.ru

Финансовый журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пособничество ук рф ст 33 ответственность

32. Виды соучастников. Ответственность за преступление, совершенное в соучастии. Ст 33 ук рф

Согласно ст. 33 УК соучастниками преступления наряду с исполнителями признаются организатор, подстрекатель и пособник.

Исполнителем (ч. 2 ст. 33 УК) признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК. С объективной стороны исполнитель непосредственно выполняет те действия, которые описаны в диспозиции статьи Особенной части УК в качестве преступления. Нередко объективная сторона преступления выполняется несколькими лицами. В таком случае эти соучастники признаются соисполнителями преступления.

Исполнителем преступления признается также лицо, которое для достижения преступного результата использовало в качестве орудия совершения преступления невменяемого, малолетнего и другого человека, не осознающего характера совершаемых преступных действий.

Согласно ч. 2 ст. 34 УК соисполнители отвечают по статье Особенной части УК за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст. 33 УК.

Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими (ч. 3 ст. 33). Организатор — наиболее опасная фигура из числа соучастников. Повышенная общественная опасность организатора заключается в том, что, воздействуя на иных соучастников, он направляет их волю на совершение преступления, объединяет их усилия на совместную деятельность в ходе приготовления или непосредственного исполнения преступления.

С объективной стороны деятельность организатора заключается в организации совершения преступления либо в руководстве его совершением. Эта деятельность может также выражаться в создании организованной преступной группы, преступного сообщества и в руководстве ими. Он руководит подготовкой преступления, разрабатывает план его осуществления, вербует соучастников, распределяет между ними роли, обеспечивает орудиями и средствами совершения преступления, руководит процессом совершения преступления.

С субъективной стороны деятельность организатора характеризуется прямым умыслом. Он осознает фактический характер и общественную опасность своих действий, предвидит их последствия и желает этого.

Организатор несет уголовную ответственность за совершение всех преступлений, которые охватывались его умыслом и совершались при его организующей роли. Мотивы и цели организатора могут не совпадать с мотивами и целями других соучастников. Тем не менее он несет уголовную ответственность за все, что совершено организованной группой либо преступным сообществом в соответствии с теми мотивами и целями, которые были внушены исполнителям преступления.

Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, угрозы или другим способом (ч. 4 ст. 33 УК). С объективной стороны действия подстрекателя характеризуются склонением другого лица (исполнителя, пособника) к совершению преступления. Подстрекатель своими действиями возбуждает у другого лица решимость совершить преступление. По смыслу закона средствами подстрекательства могут быть уговоры, подкуп, угрозы, насилие и другие действия. Подстрекательством могут признаваться лишь такие действия лица, которые характеризуются конкретностью с точки зрения инициирования решимости у другого лица совершить определенные преступные действия (бездействие). Не признается подстрекательством возбуждение у других лиц, например, антиобщественных взглядов и настроений.

С субъективной стороны подстрекательство характеризуется прямым умыслом. Мотивы и цели подстрекателя и подстрекаемого могут совпадать, но могут и различаться. Однако это не устраняет основания уголовной ответственности подстрекателя.

Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы (ч. 5 ст. 33 УК).

Пособник не совершает действий, заключающих в себе признаки объективной стороны соответствующего преступления, а только содействует их осуществлению. Содействие пособника преступления, как правило, предшествует по времени совершению преступления исполнителем, а если и совпадает с ним, то не проявляется в выполнении им хотя бы частично объективной стороны совершаемого преступления.

В литературе различают физическое и интеллектуальное пособничество.

Физическое пособничество с объективной стороны проявляется в содействии исполнителю (соисполнителям) путем предоставления ему орудий и средств совершения преступления, оказания финансовой поддержки при его подготовке или совершении, если эти действия не были исполнением хотя бы частично объективной стороны готовящегося или совершаемого преступления. По смыслу ч. 5 ст. 33 УК формами физического пособничества являются предоставление средств или орудий совершения преступления, устранение препятствий к его совершению и т.п.

Интеллектуальное пособничество с объективной стороны заключается в даче советов, указаний, в предоставлении информации, а также в обещании, данном исполнителю заранее, скрыть его после совершения преступления либо средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем. Интеллектуальное пособничество может также проявляться в обещании исполнителю приобрести у него либо сбыть предметы, добытые им преступным путем.

С субъективной стороны пособничество предполагает наличие умысла. Умысел пособника характеризуется осознанием им фактических обстоятельств и общественной опасности совершаемых действий (бездействия), предвидением неизбежности или возможности преступных последствий, а также в желании либо сознательном допущении этих последствий.

Основания и пределы ответственности соучастников преступления

В науке уголовного права общепризнано, что соучастие не создает каких-либо особых оснований уголовной ответственности. Основанием уголовной ответственности соучастников, как и при совершении преступления одним лицом, является наличие в совершенных ими действиях состава преступления — состава подстрекательства к совершению данного преступления, состава пособничества в совершении определенного преступления и т.д.

При совместной преступной деятельности каждый соучастник вносит тот или иной вклад в совершение совместного преступления. Поэтому независимо от своеобразия объективных и субъективных особенностей участия каждого из них в совершении преступления соучастники несут уголовную ответственность, как правило, за одно и то же преступление.

Пределы уголовной ответственности соучастников определяются в ст. 34 УК и конкретизируются в ст. 60 и 67 УК. В ст. 34 УК устанавливается, что ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью участия каждого из них в совершении преступления. Соисполнители отвечают по статье Особенной части УК за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст. 33. Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

В случае недоведения преступления до конца по независящим от исполнителя обстоятельствам, остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по независящим от него обстоятельствам не удаюсь склонить других лиц к совершению преступления.

Особенности уголовной ответственности организатора преступления определяются в ч. 5 и 6 ст. 35 УК. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступпой организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Читать еще:  Как лишить наследства наследника первой очереди

Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части УК, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

Уголовный кодекс Российской Федерации

Глава 7. Соучастие в преступлении

Статья 32. Понятие соучастия в преступлении
Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Статья 33. Виды соучастников преступления
1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.
2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.
3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.
4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.
5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Статья 34. Ответственность соучастников преступления
1. Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.
2. Соисполнители отвечают по статье Особенной части настоящего Кодекса за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на статью 33 настоящего Кодекса.
3. Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.
4. Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.
5. В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления.

Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.
2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.
3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.
4. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.
5. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.
6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.
7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Статья 36. Эксцесс исполнителя преступления
Эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

Статья 33. Виды соучастников преступления

1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.
2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.
3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.
4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.
5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Комментарии к статье:

1. Уголовному закону известны три разновидности исполнителя.

Первая из них — исполнитель, непосредственно совершающий преступление, т.е. единолично выполнивший всю объективную сторону преступления.

Второй разновидностью исполнителя является соисполнитель, непосредственно участвующий в совершении преступления совместно с другими лицами. Все эти лица именуются соисполнителями, поскольку все вместе они выполняют объективную сторону преступления. При этом для констатации соисполнительства достаточно, чтобы каждый из соисполнителей выполнил хотя бы часть объективной стороны преступления.

Третьей разновидностью исполнителя является «посредственный исполнитель». В данном случае субъект, могущий нести уголовную ответственность, использует для совершения преступления лицо, не подлежащее в силу каких-либо причин уголовной ответственности. При этом способный понести уголовную ответственность субъект непосредственно не участвует в выполнении объективной стороны преступления и фактически выполняет роль организатора (пособника, подстрекателя). Однако в силу закона он рассматривается как «посредственный исполнитель» преступления, совершенного не подлежащим уголовной ответственности лицом.

2. Из определения организатора, данного в ч. 3, можно выделить четыре разновидности организаторской деятельности.

Во-первых, организатором преступления признается лицо, организовавшее совершение преступления, т.е. подготовившее совершение преступления в целом или в большей его части посредством разработки плана совершения преступления, приискания соучастников, орудий и средств совершения преступления, обучения соучастников и т.д.

Во-вторых, организатором признается лицо, руководившее исполнением преступления, т.е. лицо, упорядочивающее деятельность соучастников по непосредственному совершению преступления как на месте его совершения, так и вне его.

В-третьих, организатором признается лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию), т.е. лицо, итогом деятельности которого по приисканию соучастников, орудий и средств совершения преступления, разработке планов совершения преступлений и т.д. стало создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).

Читать еще:  Сколько дней делается кадастровый паспорт на квартиру

В-четвертых, организатором признается лицо, руководившее организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), т.е. лицо, возглавляющее уже созданную им самим или другим лицом организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию).

3. Подстрекателем является лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом. Склонение к совершению преступления должно носить конкретный характер, т.е. вызывать у индивидуально определенного лица желание совершить определенное преступление и быть направлено на возбуждение такого желания, хотя при этом и не требуется четкой детализации преступных действий.

4. В зависимости от характера деятельности пособника пособничество делится на два вида: интеллектуальное и физическое.

К интеллектуальному пособничеству относятся дача исполнителю советов, указаний и предоставление иной информации, существенно облегчающих совершение преступления и содержащих информативные сведения. К интеллектуальному пособничеству также относятся заранее данное обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно заранее данное обещание приобрести или сбыть такие предметы. Единственное исключение, известное судебной практике, когда в отсутствие заранее данного обещания приобрести или сбыть предметы, добытые преступным путем, такие действия могут быть признаны пособничеством, основывается на систематическом их совершении в прошлом, дающем исполнителю преступления рассчитывать на подобное содействие в совершении преступления в будущем (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. N 11 «О судебной практике по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества»).

К физическому пособничеству относятся предоставление средств или орудий совершения преступления либо устранение препятствий. Физическое пособничество возможно путем как действия, так и бездействия и должно оказывать исполнителю существенную помощь в совершении преступления.

Подстрекатель и исполнитель, обладающий признаками специального субъекта; исполнитель и подстрекатель, обладающий признаками специального субъекта: некоторые вопросы квалификации их соучастия

Остибовецкий Д.И.
Российский государственный университет правосудия
студент 3 курса

В ч. 4 ст. 34 УК РФ установлена ответственность за преступление, совершенное лицом, не являющимся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части УК РФ, участвовавшим в совершении преступления, предусмотренного данной статьей.

Указанные нормативные предписания, казалось бы, просты и понятны и должны однозначно применяться на практике. Однако это не так.

Подтверждением этого являются дела о соучастии в убийстве новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ).

В частности, если муж подстрекает жену, являющуюся матерью их новорожденного ребенка, убить этого ребенка, и мать убивает его, то налицо соучастие в каком преступлении? На первый взгляд, ответ очевиден – в убийстве матерью новорожденного ребенка, предусмотренного ст. 106 УК РФ, ведь лица соучаствуют в конкретном преступлении (ст. 32 УК РФ).

Однако, так ли это? Ведь закон связывает убийство матерью новорожденного ребенка с обстоятельствами, относящимися исключительно к матери: с ее психофизиологическим состоянием во время родов или сразу после их окончания либо с ее психическим расстройством, не исключающим вменяемости либо с объективной психотравмирующей ситуацией. В связи с этим, если привлечь мужа-подстрекателя за соучастие в данном преступлении, то на него распространится «значительное смягчение наказания матери за убийство ею своего новорождённого ребёнка» [1], но эти факторы не относятся к личности мужа-подстрекателя и не должны оказывать смягчающего влияния на квалификацию его действий.

В связи с этим действия подстрекателя должны квалифицироваться как подстрекательство не к убийству матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ), а к убийству лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии[2], предусмотренному п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Такого мнения, полагаем, придерживается ряд ученых: Э.Ф. Побегайло, В.В. Ераксин.

Первый, правда, пишет применительно к данному случаю о соисполни­телях, действия которых следует квалифицировать по ст. 105 УК РФ, так как обстоятельства, на основании которых смягчается ответственность матери, на них не распространяются[3].

В.В. Ераксин же пишет о всех соучастниках, отмечая, что поскольку субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, может быть только мать новорожденного, достигшая 16 лет, все остальные участники преступления несут ответствен­ность по ст. 105 УК РФ [4].

Вместе с тем, по нашему мнению, такая квалификация, справедливая по своей сути, нарушает положения ст. 32 УК РФ. Чтобы этого не было, вероятно, необходимо внести коррективы в редакцию ст. 32 УК РФ. Однако, прежде чем это пытаться сделать, представим наш пример с теми же соучастниками, но выполняющими иные роли, и рассмотрим его.

Подстрекателем к убийству новорожденного является его мать, а исполнителем ее муж-отец данного ребенка.

Мать зачастую в силу эмоциональной и физической истощённости, хотя и желает наступления общественно опасного последствия в виде смерти своего новорожденного ребёнка, но не может добиться этого самостоятельно по объективным причинам. В связи с этим она просит осуществить задуманное своего мужа, что последний «собственноручно» и делает.

Муж будет являться исполнителем преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, его действия будут квалифицироваться без ссылки на ст. 33 УК РФ. Однако возникают те же вопросы о квалификации соучастия: «Как квалифицировать действия матери?». Как подстрекательство к убийству, предусмотренному п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, или как подстрекательство к убийству матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ), ведь она является субъектом этого преступления? В каком преступлении мать соучаствовала – в предусмотренном «в» ч. 2 ст. 105 или 106 УК РФ?

В первом случае квалификации (ч. 4 ст. 33 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ) ответственность существенно строже (лишение свободы на срок от 8 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы), чем во втором (ч. 4 ст. 33 и ст. 106 УК РФ) – лишение свободы до 5 лет.

Однако, если допустить такую квалификацию, то не учитываются смягчающие обстоятельства, связанные с матерью, как со специальным субъектом иного преступления (ст. 106 УК РФ). Да и, фактически получается, что матери лучше убить своего новорожденного ребенка самостоятельно, нежели кого-то уговаривать совершить это преступление за неё, поскольку ответственность по ст. 106 УК РФ гораздо мягче.

Квалифицировать действия матери как подстрекательство к убийству матерью новорожденного ребенка по ч. 4 ст. 33 и ст. 106 УК РФ также не представляется правильным и логичным, поскольку соучастник преступления не может привлекаться к ответственности за соучастие по другой статье, нежели привлекается исполнитель этого преступления.

Между тем, практика пошла именно по этому пути.

Так, Мурманский областной суд осудил Широкову А.А. и Качинскую С.Н. за соучастие в убийстве новорождённого ребёнка. В конце марта 2007 года Широкова родила жизнеспособного ребёнка. Роды прошли нормально, Качинская помогала Широковой и принимала ребенка, который родился живым, кричал и дышал нормально. По указанию Широковой она перерезала ножницами пуповину и передала ребенка Ж., которая во что-то завернула его, Широкова сказала, что ребенка нужно выбросить на помойку, так как он ей не нужен. По просьбе Широковой Ж. завернула ребенка в кофту, он был жив и кричал. Широкова попросила ее, Качинскую, отнести пакет с ребенком на помойку и выбросить, так как самой ей после родов было трудно сделать это. Она согласилась выполнить просьбу Широковой, понимая, что на улице ребенок обязательно умрет, и в пакете вынесла его и выбросила в мусорный контейнер возле дома.

Читать еще:  Наследование предполагает сингулярное правопреемство

Действия Широковой были квалифицированы судом по ч. 4 ст. 33, 106 УК РФ, а действия Качинской по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия Верховного суда РФ по уголовным делам оставила квалификацию без изменений [5].

Однако данная квалификация не является на наш взгляд обоснованной и правильной. На основе ранее изложенного, мы можем сделать вывод о том, что правильной будет в данном случае квалификация действий Широковой по ст. 106 УК РФ без ссылки на ч. 4 ст. 33 УК РФ.

Аналогичное решение предлагала еще в конце XIX века редакционная Комиссия, подготовившая проект Уголовного уложения. Она отмечала, что если детоубийство учинено несколькими соучастниками, постановления ст. 391 будут применяться к виновной матери, каково бы не было ее участие, т.е. была ли она физической исполнительницей, подстрекательницей или пособницей.

Также не меньший интерес вызывает иной приговор, вынесенный Челябинским областным судом. Так, Ермакова А.С. и Запольских Д.В. были осуждены за соучастие в убийстве новорождённых детей. В утреннее время 7 октября 2004 года Ермакова А.С., находясь в доме по адресу родила живого младенца мужского пола. Роды у Ермаковой принимал ее сожитель Запольских Д.В.

После рождения мальчика Ермакова, осознавая, что не имеет средств на его содержание, и, не желая воспитывать ребенка, решила его убить, также осознавая, что мальчик в силу своего возраста находится в беспомощном состоянии, Ермакова уговорила своего сожителя Запольских совершить убийство новорожденного.

Выполняя указания и советы Ермаковой, осознавая, что мальчик в силу своего возраста находится в беспомощном состоянии, Запольских, действуя с целью убийства новорожденного мальчика, взял находящийся в доме таз, наполнил его водой, принял у Ермаковой новорожденного мальчика. После чего на длительное время поместил новорожденного мальчика в таз с водой лицом вниз, тем самым перекрыв доступ воздуха в организм младенца.

Во второй декаде августа 2006 года в утреннее время Ермакова А.С., находясь в доме по адресу: родила живого младенца женского пола. Роды у Ермаковой принимал ее сожитель Запольских Д.В.

Ермакова уговорила своего сожителя Запольских совершить аналогичное убийство новорожденной.

Суд квалифицировал действия Ермаковой как подстрекательство к убийству лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (по ч. 4 ст. 33 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ), а действия Запольских как оконченное убийство, к которому его подстрекала Ермакова (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Коллегия Верховного суда РФ по уголовным делам также оставила квалификацию без изменений в кассационной инстанции [6].

Неполноценность квалификации, данной судом, а также ее формальное противоречие положениям ст. 32 УК РФ мы отмечали ранее. В целях устранения этого de lege ferenda можно предложить следующую редакцию ч. 4 ст. 34 УК РФ: «Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьёй, несёт уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника, если действия (бездействие) этого лица не образуют самостоятельный состав преступления ».

Действие предложенной редакции нормы ч. 4 ст. 34 УК РФ можно гипотетически верифицировать логикой рассуждения о привлечении соучастников за государственную измену (ст. 275 УК РФ) и шпионаж (ст. 276 УК РФ), субъекты преступления которых специальные.

Субъектом государственной измены (ст. 275 УК РФ) является российский гражданин, а субъектом шпионажа (ст. 276 УК РФ) – иностранный гражданин или лицо без гражданства.

Поскольку субъектом совершения шпионажа как самостоятельного преступления (ст. 276 УК РФ) может быть только иностранный гражданин или лицо без гражданства, то вправе de jure посчитать невозможным соучастие в данном преступлении с российским гражданином. Однако такое соучастие фактически возможно и не привлекать российского гражданина к ответственности за соучастие, в том числе за подстрекательство к шпионажу (ст. 276 УК РФ) – в преступлении против безопасности российского государства, – непозволительная халатность и в связи с этим нельзя оставить квалификацию соучастия в данном преступлении без внимания [7].

Шпионаж, как известно, является также формой иного самостоятельного преступления – государственной измены (ст. 275 УК РФ). В литературе отмечалось, что шпионами не могут быть российские граждане [8] и что надо исключить эту форму деяния (шпионаж) из государственной измены, но мы так не считаем: шпионить могут и российские граждане (шпионы, шпики, информаторы, агенты всегда были и есть среди сограждан).

Таким образом, подстрекательство к шпионажу иностранного гражданина против безопасности Российской Федерации российским гражданином должно быть квалифицировано в отношении последнего как самостоятельное преступление – государственная измена (ст. 275 УК РФ), а в отношении иностранного гражданина – как шпионаж (ст. 276 УК РФ).

В противоположном случае, когда иностранный гражданин подстрекает российского гражданина собирать сведения в ущерб безопасности российского государства – все с точностью до наоборот: действия исполнителя шпионажа (специального исполнителя) – российского гражданина необходимо квалифицировать по ст. 275 УК РФ, действия подстрекателя – иностранного гражданина – по ст. 276 УК РФ.

Исходя из изложенного, считаем важным отметить объективную необходимость законодательного регулирования данных вопросов соучастия для единообразной правоприменительной практики, с целью чего предлагаем de lege ferenda следующую редакцию ч. 4 ст. 34 УК РФ: «Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьёй, несёт уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника, если действия (бездействие) этого лица не образуют самостоятельный состав преступления».

[1] Рарог А.И. Проблемы квалификации преступлений по субъективным признакам. М., 2017. С. 225.

[2] Новорожденный ребенок является малолетним ребенком, чья беспомощность очевидна и названа таковой в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // СПС Консультант Плюс.

[3] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1999. С. 241.

[4] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 2000. С. 224.

[5] См.: Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17 марта 2008 г. по делу № 34-О08-3 // СПС КонсультантПлюс.

[6] См.: Кассационное определение Верховного Суда РФ от 29 мая 2008 г. по делу № 48-008-25 // СПС КонсультантПлюс.

[7] См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.И. Радченко М., 1996. С. 494; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Г.М. Миньковского. М., 1997. С. 591; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с учётом судебной практики. Книга вторая / под ред. О.Ф. Шишова. М., 1998. С. 372.

[8] См.: Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. М., 1998. С. 31.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector