Veomo.ru

Финансовый журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц

Пленум ВС РФ разъяснил порядок привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника

21 декабря 2017 года Пленум ВС РФ принял Постановление № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – постановление № 53).

Полагаем, что этот документ можно с уверенностью признать практикообразующим для привлечения лиц к субсидиарной ответственности, поскольку ранее не существовало систематизированных правовых позиций высшей судебной инстанции по этой сфере общественных отношений.

Поскольку объем постановления № 53 велик, то тезисно перечислим, по нашему мнению, ключевые правовые позиции Пленума ВС РФ:

– даются критерии отнесения лиц к категории контролирующих: к таковым, в частности, могут быть отнесены лица, которые фактически влияли на хозяйственную деятельность должника: давали указания совершать определенные сделки, ухудшившие финансово-экономическое положение организации. При этом Пленум ВС РФ обращает внимание, что само по себе наличие родственных отношений или свойства с членами органов управления должника либо совершение обычных (ординарных) сделок в хозяйственной деятельности должника, либо работа на должности финансового директора или главного бухгалтера однозначно не указывает на то, что лицо является контролирующим;

– Пленум ВС РФ выделяет две категории руководителей: фактический и номинальный – по общему правилу они несут ответственность солидарно. Однако номинальный руководитель может уменьшить объем убытков, которые он должен возместить кредиторам должника – раскрыть информацию, которая неизвестна другим участникам гражданского оборотам, помочь установить фактического руководителя и местонахождение имущества должника, за счет которого могут быть погашены требования кредиторов;

– если должник имел несколько управляющих, то они несут ответственность солидарно за несвоевременную подачу заявления должника о банкротстве или уклонение от исполнения этой обязанности. Учредительным документом юридического лица не может быть предоставлено конкретному директору право по обращению в суд с заявлением должника;

– контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействие), повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов. При рассмотрении споров о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности данным правилом о защите делового решения следует руководствоваться с учетом сложившейся практики его применения в корпоративных отношениях, если иное не вытекает из существа законодательного регулирования в сфере несостоятельности;

– независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд применительно к положениям статей 133 и 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, в том числе установленную статьей 53.1 ГК РФ, суд принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков;

– кредитор, обладающий правом на присоединение к заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности, поданному вне рамок дела о банкротстве, не реализовавший это право, утрачивает право на последующее предъявление требования к тому же контролирующему должника лицу по тем же основаниям (часть 5 статьи 225.16 АПК РФ), за исключением случаев, когда существовала объективная невозможность присоединения к первому требованию, например, кредитор не имел возможности присоединиться к первоначальному требованию ввиду того, что судебное решение, подтверждающее задолженность перед ним (или иной документ – для случаев взыскания задолженности во внесудебном порядке), не вступило в законную силу.

В постановлении № 53 приводятся также разъяснения по процессуальным аспектам рассмотрения обособленных споров по привлечению к субсидиарной ответственности, стимулирующих выплатах арбитражному управляющему, разграничиваются специальные банкротные и корпоративные основания для привлечения контролирующих лиц к ответственности.

Значимость рассматриваемых разъяснений не только в том, что они систематизируют и направляют правоприменительную практику по субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (такого раньше не было), но толкуют новые нормы главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которая поименована законодателем как «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве».

С полным текстом Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» можно ознакомиться на официальном сайте Верховного суда Российской Федерации.

Субсидиарная ответственность при банкротстве!

Аннотация:

В это статье вы узнаете, что такое субсидиарная ответственность. Мы расскажем кого могут привлечь к такой ответственности, что нужно будет доказать кредиторам, которые привлекают к ответственности и когда такое заявление подают.

Банкротство организации – один из законных способов прекращение деятельности юридического лица. Однако, при таком способе прекращения, страдают кредиторы организации.

По статистике федресурса за 2017 год, кредиторы получают меньше 5% от суммы своих требований к банкроту. Остальную сумму они пытаются вернуть с виновных лиц.

В этом случае угроза субсидиарной ответственности нависает над руководителями организаций, собственниками бизнеса и иными лицами, тесно связанными с управлением организацией.

Еще 5 лет назад, возможность привлечения к субсидиарной ответственности директора или участника по многомиллионным долгам казалась эфемерной и маловероятной. Но год за годом, законодателем планомерно ужесточалось как законодательство о банкротстве, так и институт привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

По данным АО «Интерфакс» общий размер взысканных денежных средств по субсидиарной ответственности в 2018 году составил 330 млрд рублей, что в 3 раза больше размера 2017 года.

Из-за чего в настоящий момент теоретически возможно привлечение к субсидиарной ответственности и любовницы директора, которая предложила потратить все деньги компании в Куршевеле.

Потому что в этом случае именно любовница определила волю директора, который поступил недобросовестно. Из-за этого, чисто теоретически, возможно привлечь к субсидиарной ответственности обоих.

Вы думаете, что достаточно спорно и сложно доказуемо? Вы правильно думаете!

И дабы не вдаваться в дебри доказывания, мы остановимся в настоящей статьей на следующем вопросе:

Что из себя представляет субсидиарная ответственность ООО?

Узнайте, могут ли привлечь Вас к субсидиарной ответственности. Получите бесплатную консультацию юриста.

Субсидиарная ответственность

Субсидиарная ответственности при банкротстве является самостоятельным видом ответственности. Поэтому на нее распространяются положения ГК РФ, ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В делах о привлечении к субсидиарной ответственности кредиторам необходимо доказать следующее:

Факт причинения вреда и размер

Причастность лица к факту причинения вреда

Причинно-следственную связь между первым и вторым пунктом

Субсидиарная ответственность по долгам организации наступает при установление размера причиненного вреда и факта его причинения.

Если требования кредиторов в деле о банкротстве не удовлетворены, значит имеет место факт причинения вреда. Долги кредиторов не погашены, а обязательства должника перед кредиторами не исполнены.

Размер причиненного вреда будет определен как разница между включенными в реестр требованиями кредиторов и общей суммой удовлетворенных требований.

Пример:

Если всего было включено в реестр требований кредиторов в дело о банкротстве 100 млн рублей, а в ходе конкурсного производства погашено обязательств на 10 млн рублей, то размер субсидиарной ответственности составит 100 млн – 10 млн = 90 млн рублей.

При наличии факта причинения вреда и его размера, кредиторы могут подать заявление о привлечения к субсидиарной ответственности до завершения банкротства.

Читать еще:  Переизбрание генерального директора ооо на новый срок

По общему правилу такое заявление подается после завершения процедуры банкротства. Так как только после расчета со всеми кредиторами можно понять, какая сумма требований кредиторов осталась непогашенной.

Узнайте, могут ли привлечь Вас к субсидиарной ответственности

Получите бесплатную консультацию юриста

Причастность лица определяется фактической возможностью давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия (пункт 3 статьи 53.1 ГК РФ, пункт 1 статьи 61.10 Закона о банкротстве). (Постановление Пленума ВС РФ № 53).

Субсидиарная ответственность учредителя может наступить, если он определял всю деятельность организации. Директор в такой организации может быть номинальным.

В п.1 ст. 61.10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» содержится определение контролирующего должника лица:

«под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.»

«Контролирующее лицо должно иметь право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий»

Как Вы видите, под субсидиарную ответственность может попасть кто угодно. Причастность лица к факту причинения вреда будет доказываться кредиторами в судебном заседании. Им нужно будет доказать, что привлекаемое лицо определяло действия должника.

Причинно-следственная связь является связующим звеном между действиями лица и фактом причинения вреда.

Заявитель, который привлекает к субсидиарной ответственности руководителя, должен доказать наличие этого признака. При его отсутствии, в привлечении к субсидиарной ответственности будет отказано.

Пример:

Привлечение к субсидиарной ответственности директора ООО возможно в случае, если он не передал бухгалтерские документы. Причинно-следственная связь в таком случае предполагается.

Так как если бы директор передал документы, то конкурсный управляющий мог бы проверить финансовую отчетность, оспорить сделки и вернуть имущество в конкурсную массу. После этого требования кредиторов были бы удовлетворены.

При анализе причинно-следственной связи, по нашему мнению, особое внимание следует уделить ее «предвидимости», а также «разумности».

Рассмотрим их на примере взыскания убытков:

Пример:

Генеральным директором была одобрена сделка по покупке торгового центра по завышенной цене, а именно на 50% выше рынка. В дальнейшем, на указанный торговый центр упал метеорит, который полностью разрушил указанный торговый центр, что привело к полной потери актива.

Рассматривая вопрос о наличии причинно-следственной связи, можно с уверенностью сказать, что приобретение актива по завышенной цене причиняет обществу убытки в размере 50% (такие действия неразумны!) и указанные убытки могут быть взысканы с директора.

Однако взыскание с директора убытков в полном размере стоимости торгового центра предполагается неоправданным, так как он не мог «предвидить» падение метеорита на торговый центр.

Поэтому в указанной части должно быть отказано.

Во многих случаях, причинно-следственная связь презюмируется.

Перечень таких случаев мы сформировали в отдельном документе. Скачать его можно здесь.

Противоправность может выражаться как в активных действиях, так и в бездействии.

Директор будет отвечать за бездействие при неподачи либо несвоевременной подачи заявления на банкротство.

Противоправность в этом случае выражается в сокрытии истинной информации о делах организации от кредиторов. Это подвергает кредиторов дополнительному риску. Так как они могли рассчитывать на Должника при взаиморасчетах со своими контрагентами.

К указанной ответственности может быть привлечен как директор, так и участники общества (при наличии соответствующих признаков).

Ответственность за активные действия наступит при совершении директором невыгодных для организации и своих кредиторов сделок.

Противоправность в этом случае может заключаться в продаже актива по заниженной цене.

Если сделка совершена без одобрения общего собрания, то Директор также может быть привлечен к субсидиарной ответственности.

Краткие выводы:

  1. Закон о несостоятельности(банкротстве) позволяет привлечь к субсидиарной ответственности широкий круг лиц, а не только участников общества и директора.
  2. Для привлечения к субсидиарной ответственности кредиторам нужно будет доказать: причастность лица, факт причинения вреда, размер, причинно-следственную связь, противоправность.
  3. Ответственность может наступать как за активные действия, так и за бездействие.

Вас также может заинтересовать:

Если Вы не нашли ответ на интересовавший Вас вопрос в этой статье, то напишите его нам и мы уже завтра на него ответим!

Исполнение судебного акта о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц в банкротстве

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 05.07.2020 2020-07-05

Статья просмотрена: 68 раз

Библиографическое описание:

Михайлюкова, В. С. Исполнение судебного акта о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц в банкротстве / В. С. Михайлюкова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 27 (317). — С. 289-291. — URL: https://moluch.ru/archive/317/72344/ (дата обращения: 05.09.2021).

Институт субсидиарной ответственности выступает в качестве важного средства защиты кредиторов организации-банкрота.

Представляется, что эффективность субсидиарной ответственности напрямую зависит не от декларативных норм законодательства, а от их фактического претворения в жизнь, иными словами — от реального возмещения ущерба, причиненного в результате неэффективной экономической деятельности соответствующих субъектов.

Таким образом, важно, чтобы институт субсидиарной ответственности находил не только четкое нормативное закрепление, но и свою последовательную реализацию в судебной практике.

Под субсидиарной ответственностью следует понимать право кредиторов обращаться за взысканием недостающих средств с соответствующих лиц, относящихся к организации-банкроту.

В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 [3] отмечено, что рассматриваемый институт выступает в качестве исключительного механизма восстановления прав кредиторов.

При использовании данного механизма суды должны учитывать как сущность юридического лица, выступающего в форме субъекта гражданского оборота, обособленного от его участников, наличие у участников и лиц, входящих в органы юридического лица, широкой дискреции при принятии (согласовании) управленческих решений в сфере бизнеса, так и запрет на причинение ими вреда другим участникам оборота путем злоупотребления правовыми формами (привилегиями, которые предоставляет возможность ведения бизнеса через юридическое лицо).

Соответственно, ответственность контролирующих должника лиц является по своей сути средством восстановлению незаконно уменьшенной конкурсной массы должника.

Исходя из определения контролирующего лица, данного в ст. 61.10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [1] (далее — Закона о банкротстве), под таковым понимается непосредственный руководитель организации, а также любые лица, которые своими действиями могли определять действия должника за три года до появления признаков банкротства.

Как можно видеть, круг соответствующих лиц весьма широк. Задача суда при этом — определить то конкретное лицо из данного круга, которое в реальности являлось контролирующим [6].

Нормы статей 61.16–61.18 Закона о банкротстве пошагово описывают процедуру привлечения контролирующего лица к ответственности.

Процедура привлечения к субсидиарной ответственности инициируется путем подачи заявления в суд. Лицами, имеющими право на обращение в суд, являются кредиторы, конкурсный управляющий, уполномоченные органы, представители работников должника, а также работники и бывшие работники должника (ст. 61.14 Закона о банкротстве).

Поданное заявление рассматривается в рамках дела о банкротстве по общим правилам.

По результатам рассмотрения заявления суд выносит определение, в котором указывает сумму, подлежащую взысканию с лица, привлеченного к субсидиарной ответственности.

Читать еще:  Как происходит процесс покупки квартиры

Если при рассмотрении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности не представляется возможным определить размер ответственности, арбитражный суд после установления всех иных имеющих значение для привлечения к субсидиарной ответственности фактов выносит определение, содержащее в резолютивной части выводы о доказанности наличия оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и о приостановлении рассмотрения указанного заявления до окончания расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.

Далее кредиторы выбирают один из перечисленных в ст. 61.17 Закона о банкротстве способ распоряжения правом требования о привлечении к субсидиарной ответственности. Арбитражный управляющий принимает это к сведению и направляет в суд отчет о результатах выбора каждым кредитором способа распоряжения правом требования о привлечении к ответственности.

Статья 61.18 Закона о банкротстве устанавливает, что любой кредитор, имеющий часть требования, может потребовать возбуждения исполнительного производства по взысканию своей части задолженности. В указанной статье регламентируется порядок выдачи исполнительных листов и их содержание.

Такой пошаговой юридической техники не присутствует ни в одном из процессуальных кодексов, основанных на абстрактных нормах классического континентального права, рассчитанных на применение к любым жизненным ситуациям [4].

Норма, регулирующая исполнение решения суда о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника, введена в Закон о банкротстве) Федеральным законом от 29.07.2017 № 266-ФЗ [2].

Согласно п. 1 ст. 61.18 Закона о банкротстве, требовать возбуждения исполнительного производства по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности имеет право «любой кредитор, имеющий часть требования о привлечении к субсидиарной ответственности».

Возбужденное в отношении должника исполнительное производство по исполнительным листам, предъявленным к исполнению такими кредиторами, в силу ст. 34 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) будет являться сводным исполнительным производством.

Следует отметить, что очередность удовлетворения требований кредиторов (взыскателей), предусмотренная Законом об исполнительном производстве, в ходе исполнения сводного исполнительного производства, возбужденного в соответствии с п. 1 ст. 61.18 Закона о банкротстве, не применяется. В данном случае применяются положения, установленные п. 2 ст. 61.18 Закона о банкротстве, согласно которым «требования взыскателей погашаются в соответствии с очередностью, указанной в исполнительных листах в соответствии со статьей 134 настоящего Федерального закона».

Таким образом, в законодательстве императивно закреплена очередность погашения требований кредиторов должника по делу о банкротстве. Если кредиторы предыдущей очереди отсутствуют, к погашению принимаются требования следующей очереди.

В соответствии с п. 3 ст. 61.18 Закона о банкротстве «сумма, выплачиваемая в счет всех частей требования о привлечении к субсидиарной ответственности, распределяется между всеми обладателями этого требования, включенными в реестр требований кредиторов такого лица, в соответствии с очередностью, указанной в исполнительных листах в соответствии со статьей 134 настоящего Федерального закона».

В соответствии со ст.ст. 134–138 Закона о банкротстве существует пять очередностей погашения текущих требований и три очередности реестровых требований.

Согласно ст. 131 Закона о банкротстве установлено, что конкурсную массу составляет «все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства».

Законодатель отдельно выделил пополнение конкурсной массы за счет «средств от взыскания по требованию о привлечении к ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.12 Закона о банкротстве.

Статьей 61.12. Закона о банкротстве установлено, что «неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд … влечет за собой субсидиарную ответственность», размер которой «равен размеру обязательств должника (в том числе по обязательным платежам), возникших после истечения срока…», установленного Законом о банкротстве, «и до возбуждения дела о банкротстве должника».

В соответствии с п. 4 ст. 61.18 Закона о банкротстве «эти средства перечисляются на специальный банковский счет должника, открываемый арбитражным управляющим. Средства с такого счета списываются только по распоряжению арбитражного управляющего либо на основании определения, выданного арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве».

При наличии разногласий между арбитражным управляющим и кредиторами, имеющими право на получение денежных средств с названного счета, любой из них вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлением о разрешении возникших разногласий, по результатам рассмотрения которого выносится определение [5].

Стоит отметить, что Верховный Суд РФ в п. 51 Постановления Пленума от 21.12.2017 № 53 указал, что в случае если требование о привлечении к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве подано вне рамок дела о банкротстве, такое заявление рассматривается арбитражным судом по общим правилам искового производства (п. 5 ст. 61.19 Закона о банкротстве), а не по правилам коллективного иска всех кредиторов.

Таким образом, можно отметить, что вопросы как привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, так и вопросы исполнения соответствующих решений суда, нашли достаточное закрепление в законодательстве. Вместе с тем, представляется необходимым более тщательный анализ и обобщение судебной практики по делам рассматриваемой категории в целях дальнейшего совершенствования исследуемого института.

  1. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 43. — Ст. 4190.
  2. Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ // «Об исполнительном производстве» // Собрание законодательства РФ. — 2007. — № 41. — Ст. 4849.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2018. — № 3.
  4. Пискунов Д. С. Условия привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Право. — 2019. — № 2 (23). — С. 155–157.
  5. Цветкова В. В. Исполнение судебного решения о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника по делу о банкротстве // Научный электронный журнал Меридиан. — 2020. — № 12 (46). — С. 132–134.
  6. Черкашина А. М., Разенкова А. Ю. Новеллы субсидиарной ответственности в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) // Провинциальные научные записки. — 2019. — № 2 (10). — С. 22–25.

Привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц

Закон крайне неоднозначно прописывает данную категорию лиц, как часто бывает с законами. Однако при детальном рассмотрении судебной практики можно выделить ряд признаков, которым должны соответствовать привлекаемые к субсидиарной ответственности лица.

В данном случае речь идет как о физических, так и о юридических лицах, обладающих (или обладавших) правом принятия обязательных для исполнения компанией-должником решений (право подписи) не более чем за три года до появления признаков банкротства компании. Это могут быть учредители, генеральный директор, а также лица, действующие по доверенности и обладающие вышеозначенным правом (обычно это руководящий состав компании: заместитель генерального, финансовый, коммерческий директора, начальники отделов и т.д.).

Рассмотрим модель привлечения КДЛ по признаку права принятия решений на примере дела о банкротстве ООО «Термик-Система»:

В 2014 г. арбитражный управляющий должника обратился в суд с заявлением о привлечении бывшего генерального директора – Ткаченко А. А., а также его заместителя – Тихонова С. В. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника аж на 124 млн руб.

Читать еще:  Можно ли оформить загранпаспорт по временной регистрации

В этой истории я не стану подробно описывать работу судебной системы, а также многочисленные обращения вышеупомянутых граждан к первой, второй и третьей инстанциям с заявлениями о пересмотре постановлений по делу. Вскользь упомяну только, что Ткаченко А. А. был признан КДЛ и привлечен к субсидиарной ответственности уже первой инстанцией, в силу того обстоятельства, что генеральные директора де-юре относятся к этой категории.

Интересовать же нас будет Тихонов С. В., занимавший должность заместителя генерального директора и работавший, как любой другой сотрудник, по трудовому договору. Судом апелляционной инстанции его также признали контролирующим должника лицом и привлекли к субсидиарке.

В кассационной жалобе Тихонов пытался обратить внимание суда на то, что он не мог быть причислен к категории лиц, контролирующих должника, поскольку исполнял обязанности в пределах поручений работодателя, а значит к банкротству ООО «Термик-Система» не имеет никакого отношения.

Однако судебная коллегия с ним не согласилась, ссылаясь на следующие обстоятельства:

— являясь заместителем генерального директора ООО «Термик-Система», Тихонов С. В. фактически единолично осуществлял действия, предшествующие заключению договоров, которые впоследствии привели к банкротству должника;

— Тихонов также вел всю деловую переписку общества по вопросам исполнения и расторжения указанных договоров, что очевидно свидетельствует о наличии у Тихонова возможности определять действия ООО «Термик-Система» как минимум в период с декабря 2012 г. до августа 2013 г.;

— действуя на основании доверенности (N 1 от 10.12.2012 г.) от имени ООО «Термик-Система», Тихонов С. В. самостоятельно согласовал и подписал договор строительного подряда, а также прилагаемые к нему документы (в том числе график производства работ, расчет их стоимости и т. д.), несмотря на то, что цена данного договора превышала активы должника более чем в 40 раз (Возникает правда вопрос, как же это он осуществил без одобрения учредителями крупной сделки, но история судебного акта данный аспект обходит стороной);

— Тихонову С. В. было известно как о значительности заключенной сделки для должника, так и о суммах, перечисленных в 2013 г. в адрес фиктивных организаций;

— более того, Тихонов самостоятельно подписал бухгалтерскую (финансовую) отчетность ООО «Термик-Система» за 2013 г. и налоговую декларацию за третий квартал 2013 г., указывая себя в качестве руководителя данной организации.

Таким образом, судом были обоснованно отклонены доводы Тихонова С.В. о том, что он не являлся КДЛ, со всеми вытекающими последствиями.

Согласитесь, весьма размытая категория? Тут речь идет о наличии возможности фактического контроля над компанией-должником лицами, не обладающими правом подписи.

Ситуация неоднозначная, ведь суду в этом случае предстоит установить степень вовлеченности этих лиц в процесс управления деятельностью компании-должника, а также определить, насколько значительным было их влияние на принятие деловых решений, впоследствии приведших компанию к банкротству.

Рассмотрим для начала некоторые очевидные маркеры, указывающие на возможность привлечения к ответственности, но сами по себе не доказывающие наличие статуса КДЛ:

— аффилированные лица – юр. лица, прямо или косвенно связанные с должником (например, через директора или учредителя компании) и обладающие возможностью влиять на его деятельность;

— родственники первых лиц компании-должника. Подразумевается довольно большая группа людей (от супруга/супруги до троюродной тети по отцовской линии и каждого из тринадцати ее детей), обладающих возможностью определять действия должника в силу нахождения с ним в отношениях родства;

выгодоприобретатели. Тут речь идет о лицах, которые извлекали выгоду от хозяйственной деятельности должника, в том числе от заключения сделок, предшествующих банкротству компании. Так, в частности, к категории КДЛ может быть отнесено третье лицо, получившее существенный актив должника в ущерб интересам его кредиторов (например, через продажу этому лицу недвижимости компании по заниженной стоимости).

Каким образом суд устанавливает за аффилированным лицом статус КДЛ рассмотрим на примере привлечения к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве ООО «Стройрегионсервис» .

В 2019 г. ООО «Аника» (кредитор) обратилось в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности Головина Р. А., Школоберды А. С. и ООО «Росбизнесконсалтинг» (далее – РБК) по обязательствам должника (ООО «Стройрегионсервис»), прекратившего вести какую-либо деятельность еще в 2016 г. и исключенного из ЕГРЮЛ.

В удовлетворении иска «Анике» было отказано, в связи с чем последняя обратилась с кассационной жалобой. По мнению кредитора, банкротство должника было вызвано согласованными действиями аффилированных лиц, в пользу которых последовательно выводились активы компании, в том числе с целью проведения преднамеренной контролируемой процедуры банкротства. Стоит заметить, что «подконтрольное банкротство» (заявление подавалось от ООО «Техно-Строй») должнику не удалось: суд отказал в введении процедуры. Но такая попытка была, и внимательный кредитор не мог ее не заметить.

Головин Р. А. и Школоберда А. С. в различные периоды времени являлись единственными участниками и руководителями компании-должника. Незадолго до банкротства вышеуказанные граждане заключили ряд спорных контрактов, переводя деньги должника на счета фирм-однодневок, большая часть из которых на дату подачи иска исключена из ЕГРЮЛ. В результате кредитору пришлось призвать к ответственности единственную действующую компанию из списка аффилированных контрагентов должника – ООО «Росбизнесконсалтинг».

Суд кассационной инстанции удовлетворил требование кредитора и предыдущие судебные акты отменил. Дело отправлено на новое рассмотрение в связи со следующим:

— аффилированность большинства из указанных истцом контрагентов должника, участвующих в договорных отношениях с ним в период, непосредственно предшествующий банкротству, следует из ЕГРЮЛ и судом под сомнение не ставилась;

— Школоберда А. С. являлся единственным участником и руководителем ООО «РБК», длительное время оказывавшего должнику возмездные бухгалтерские и юридические услуги. В том числе услуги оказывались и после наступления признаков неплатежеспособности должника, т. е. фактически за счет потенциальной конкурсной массы;

— контрагент должника (ООО «Связькомплект») был зарегистрирован по домашнему адресу Школоберды А. С. При этом бухгалтерская и налоговая отчетность ряда контрагентов за 2015 – 2017 гг. подавалась обществом РБК в лице Школоберды А. С.;

— в качестве одного из бенефициаров обществ «Связькомплект» и РБК в документах налогового органа значится Воеводин П. А., чья кандидатура предлагалась обществом «Техно-Строй» в качестве временного управляющего должника, что также указывает на попытку провести контролируемое банкротство;

— наличие в деле результатов судебной экспертизы, доказывающих отсутствие факта фальсификации представленных ответчиками документов, не может быть принята во внимание при аффилированности сторон.

ВАЖНО! Наличие аффилированных контрагентов влечет за собой применение к ним наиболее высокого стандарта доказывания. Суд не должен сомневаться в предоставленных ответчиком доказательствах, однако если в их подлинности имеется хоть малейшее сомнение (например, свежая бумага или яркая печать для отнюдь не нового документа, явные признаки «состаривания», опечатки в датах, то оно трактуется в пользу истца.

Таким образом, кассационная инстанция пришла к выводу, что у общества «Аника» отсутствует возможность удовлетворения своих требований за счет должника в порядке исполнительного производства, тогда как утверждение кредитора о том, что банкротство общества «Стройрегионсервис» было запланировано группой лиц, бенефициарами которой являлись Головин Р. А. и Школоберда А. С., напротив, является достаточно веским.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector