Veomo.ru

Финансовый журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Субсидиарная ответственность руководителя должника судебная практика

Насколько в практике привлечения к субсидиарной ответственности силен прокредиторский подход

Количество заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, рассматриваемых судами, постоянно растет, но можно ли назвать сбалансированной практику применения этого института в делах о банкротстве? Нет ли в ней крена — так называемого прокредиторского подхода? Не взыскивают ли суды без оснований к тому? Изменения, которые происходят со спорами по субсидиарной ответственности, хорошими не назовешь, считает партнер юридической фирмы Saveliev, Batanov & Partners Радик Лотфуллин.

Декларативность или реальность?

Глава III.2, которой три года назад дополнился Закон о банкротстве, ознаменовала новый этап развития института субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. В начале этапа также было принято Постановление Пленума Верховного суда РФ (ВС РФ) №53, разъяснившее судам, что привлечение к этому виду ответственности является исключительным механизмом защиты нарушенных прав кредиторов — в знаменитом деле о банкротстве ООО «Дальняя степь» высший суд назвал его «экстраординарным». В этом же деле ВС РФ впервые заговорил о повышенном стандарте доказывания для такой категории споров — «ясных и убедительных доказательствах», а позже отнес его и к взысканию убытков по корпоративным основаниям. Но за прошедшее с тех пор время стало ясно, что указание высшего суда на исключительность, экстраординарность субсидиарной ответственности и повышенный стандарт доказывания — декларация, которая не имеет отношения к практике.

По данным судебного департамента при ВС РФ, общее количество заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, рассмотренных судами за последние два года, выросло более чем вдвое: в 2017 году таких заявлений было около 2 тыс. (и удовлетворенных из них — 39%), а в 2019 году — уже свыше 5 тыс. (удовлетворенных — 57%). Для сравнения: в прошлом году при оспаривании сделок в делах о банкротстве количество удовлетворенных заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности составило 52%. Ситуация, когда вероятность удовлетворения иска по спорам с повышенным стандартом доказывания равна или даже выше, чем по спорам, где этот стандарт обычный, не является нормальной и противоречит здравому смыслу.

Конечно, можно возразить, что институт субсидиарной ответственности пронизан различными презумпциями, которые облегчают процессуальное положение заявителей, но презумпций хватает и в институте конкурсного оспаривания сделок. Не стоит забывать, что в большинстве рассмотренных споров деяния, вменяемые ответчикам, совершались еще до принятия главы III.2 Закона о банкротстве. Поэтому с учетом действия норм о субсидиарной ответственности во времени суды в основном применяют материально-правовые нормы ранее действовавших законов.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности не претерпели изменений. Более того, исходя из разъяснений Постановления Пленума ВС РФ №53, привлечение к субсидиарной ответственности в отдельных случаях стало даже сложнее. Например, с 2013 года в законе существуют две основные презумпции, при которых суды чаще всего привлекают к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства,— совершение сделок, причиняющих вред кредиторам, и непередача документации должника. ВС РФ указал на необходимость оценивать сделку не только на предмет ее убыточности, но и значимости для должника — по идее это значительно затрудняет доказывание возможности применить презумпцию.

Другой пример — субсидиарная ответственность за несвоевременную подачу заявления должника. Пленум ВС РФ разъяснил, что при определенных обстоятельствах, реализуя план выхода из кризиса, от этого вида ответственности можно освободиться — по итогу руководители получили ранее недоступный инструмент защиты в спорах. Высший суд говорил об этом плане еще в деле о банкротстве ООО «Каркас», но это было только разъяснение судебной коллегии.

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Изменения, которые происходят со спорами по субсидиарной ответственности, хорошими не назовешь — об этом мне позволяет говорить не только статистика, но и личный опыт: я неоднократно участвовал в делах, где количество ответчиков составляет несколько десятков человек и подавляющую часть даже близко нельзя отнести к контролирующим должника лицам, максимум, о чем в большинстве случаев может идти речь,— это взыскание убытков по корпоративным основаниям.

Например, в одном деле арбитражный управляющий просит привлечь к субсидиарной ответственности 20 юридических лиц, в том числе аудиторскую компанию, на том основании, что аудиторы не потребовали созвать общее собрание акционеров, чтобы обратиться в суд с заявлением должника о самобанкротстве. Вменяемое бездействие существовало еще до момента появления у лиц, правомочных созывать собрание участников должника, такой обязанности, но заявителя этот факт не смущает. Кроме того, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности по этому основанию иных лиц (помимо руководителя или членов ликвидационной комиссии), нужно доказать, что ответчик обладает статусом контролирующего должника лица. Аудиторская компания, очевидно, такого статуса не имеет, тем не менее вот уже полтора года аудиторы ходят на заседания суда первой инстанции с круглыми глазами и, кажется, до сих пор не понимают, что происходит.

Конечно, можно спросить: к чему вам, юристам, беспокоиться, ведь субсидиарная ответственность касается только бенефициаров и топ-менеджмента компаний? Говорить заставляет инстинкт самосохранения — очень не хочется попасть под поезд под названием «субсидиарка», а вероятность этого, как показывает практика, отнюдь не нулевая.

Яркий пример — дело о банкротстве кооператива «Уральская плодоовощная компания»: суд первой инстанции в рамках спора о привлечении юриста Татьяны Вотиновой к субсидиарной ответственности наложил арест на ее имущество. Пугающе просто, притом что такой арест может провисеть несколько лет, пока длится судебное разбирательство. АС Уральского округа оставил это определение в силе, а «подтверждением» контроля юриста над должником стал тот факт, что она представляла в судах интересы должника и его руководителя. И несмотря на то что в судебных актах не было ссылок на противоправное поведение Татьяны Вотиновой, ВС РФ отказался рассматривать ее жалобу.

В деле о банкротстве ЗАО «ИпоТек Банк» для принятия обеспечительных мер высший суд установил пониженный стандарт доказывания — это означает возможность арестовать имущество не только в случае, если контролирующее лицо действительно его скрывало, но и при обосновании высокой вероятности совершения им таких действий (например, при уклонении руководителя должника от передачи документации конкурсному управляющему высока вероятность, что он попытается уберечь свое имущество от взыскания). Иными словами, пониженный стандарт не означает, что суд должен автоматически принять обеспечительные меры — в любом случае необходимо доказать, что для их принятия есть основания.

Субсидиарная ответственность может затронуть не только отдельных практикующих юристов, но и целые юридические корпорации. Вот уже год в АС Московской области рассматривается спор о привлечении российского офиса международной юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner (ранее в России — Goltsblat BLP) к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Стройальянс». Судя по представителям и карточке дела, интересы компании представляют юристы других известных фирм: Herbert Smith Freehills CIS LLP и адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». При этом траты Bryan Cave Leighton Paisner на защиту будут весьма ощутимы, а шансы на реальное возмещение судебных расходов в случае победы невелики. Дело в том, что судебные издержки в обособленных спорах в банкротных делах с легкой руки покойного ВАС РФ суды относят не к текущим расходам, а в третью очередь реестра — и в составе даже не основного долга, а погашаемых после него штрафов и других финансовых санкций. Поэтому если ответчик понес судебные расходы и суд не «порезал» их, то с учетом статистики удовлетворения требований в делах о банкротстве эти расходы фактически не будут возмещены.

Читать еще:  Договор аренды юридического адреса у собственника образец

И здесь мы приходим к основной проблеме процессуального «терроризма» — тому, что работающего механизма, который мог бы противодействовать заведомо необоснованным требованиям о привлечении к субсидиарной ответственности, нет.

Из крайности в крайность

Среди ответчиков по многомиллионным требованиям мы видим как рядовых менеджеров, так и тех, кто проработал несколько месяцев или дней — и они не прячут свои небольшие активы, хотя действительно причастные лица скрыли все уже давно. По закону долги из субсидиарной ответственности не «смываются» личным банкротством, то есть для предпринимателей, двигающих экономику вперед и часто неплохих, это, по сути, финансовая смерть. Да и какой сигнал мы подаем иным менеджерам? Какой смысл при таких рисках занимать высокие позиции, принимать рискованные решения?

К сожалению, нашему правосудию свойственно бросаться из крайности в крайность. Если еще три года назад привлечь к субсидиарной ответственности было крайне сложно, то теперь это проще, чем оспорить сделку. При этом любой участник гражданского оборота, взаимодействовавший с должником, может оказаться в ситуации, когда потребуется потратить время, деньги и нервы, доказывая свою непричастность к его банкротству.

Нужно ли менять законодательство, чтобы изменить текущую тенденцию по данной категории споров и противодействовать процессуальному «терроризму»? Не обязательно.

Во-первых, ВС РФ мог бы разъяснить, что судебные расходы ответчиков в рамках споров о привлечении к субсидиарной ответственности следует отнести к текущим платежам должника, а если заявление подается кредиторами, то именно они, а не конкурсная масса должны возмещать эти расходы. Во-вторых, высший суд мог бы провести «мастер-класс» для нижестоящих судов, рассмотреть серию кассационных жалоб и показать, что исключительность субсидиарной ответственности и повышенный стандарт доказывания в этой категории споров не пустые слова.

PDF-версия

  • 2
  • 3

Как привлечь руководителя к субсидиарной ответственности?

Если вы являетесь кредитором, а ваш должник находится в состоянии банкротства, нужно знать о возможности привлечения его руководства к субсидиарной ответственности. Вполне возможно, что вы с этим столкнетесь: если собственного имущества и денег предприятия не хватит, недостающее можно будет взыскать только с директора или учредителей. Но нужно понимать, что сделать это не очень легко, да и любой человек будет сопротивляться, так что вполне вероятно, что за возврат средств придется побороться. В данной статье мы рассмотрим, как привлечь к субсидиарной ответственности руководителя должника, какие основания достаточны для этого, а также куда обращаться, чтобы взыскать задолженность путем субсидиарной ответственности.

За что можно привлечь к субсидиарной ответственности?

Согласно законодательству, субсидиарная ответственность может применяться исключительно в тех случаях, когда после исчерпания средств на счетах компании-должника и продажи с молотка всего принадлежащего имущества остаются неудовлетворенные требования кредиторов. Если денег и имущества достаточно, руководству компании в этом плане ничего не угрожает. Однако это не единственное требование, которое должно соблюдаться для взыскания средств с руководства. Также должны присутствовать такие обстоятельства:

  • в доведении компании до текущего финансового положения есть прямая вина директора или другого лица. Потребуются четкие и неопровержимые доказательства, что именно благодаря неумелым действиям, халатности или злому умыслу компания понесла значительные убытки. Фактами, подтверждающими эти основания, могут быть заведомо невыгодные для фирмы сделки, продажа имущества за бесценок, резкий вывод значительных объёмов средств и т. д. Конкретные цифры убытков в законодательстве не определены, но судебная практика показывает: обычно если в подобных сделках задействовалось свыше 20 % общего капитала должника, это уже может быть основанием для привлечения к субсидиарной ответственности виновного;
  • конкретное лицо имело необходимые для принятия решений полномочия. Очевидно, что рядового сотрудника привлечь к субсидиарной ответственности нельзя – он не может определять стратегию деятельности компании или отвечать за совершение тех или иных сделок. Потому круг лиц, с которых можно взыскать задолженность, обычно ограничен учредителями, директором и его заместителями, руководителями структурных подразделений компании, начальниками отделов, а также бухгалтерией. Также, согласно новым нормам закона, привлечь могут лиц, которые формально не являются сотрудниками компании или ее владельцами, но влияют на принятие решений;
  • действия руководства компании нанесли прямой крупный вред интересам кредиторов. Если средства, которые брались в кредит, использовались на личные цели директора или приближенных к нему лиц, а не по назначению, это может считаться нанесением вреда кредитору. А если подобные действия повлекли за собой банкротство компании, это вполне может быть достаточным основанием для того, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности виновных лиц;
  • в действиях руководства компании есть признаки нарушения действующего законодательства – мнимые и фиктивные сделки, уклонение от налогов, искусственное доведение компании до финансово несостоятельного положения, «отмывание» денег и другие экономические правонарушения могут быть основанием для привлечения виновных в том числе и к субсидиарной ответственности. Особенно это актуально в тех случаях, когда удается четко проследить зависимость между такими действиями и последующим банкротством предприятия.

Если обобщить все, сказанное выше, можно сделать следующий вывод: чтобы привлечь человека к субсидиарной ответственности, нужно доказать, что именно он виновен в нынешнем положении вещей: компания ликвидируется по процедуре банкротства, а погашать долги перед кредиторами нечем. Если есть доказательства в пользу такой позиции, это существенно упростит процедуру.

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности

В законодательстве определен порядок действий, которого необходимо придерживаться, если вы хотите привлечь руководителя компании-должника к субсидиарной ответственности. Он включает такие этапы:

Субсидиарная ответственность руководителя

Имущества предприятия не достаточно для погашения долга, когда наступает субсидиарная ответственность родственников руководителя? И кто принимает решение о субсидиарной ответственности.

При банкротстве ООО, может лечь субсидиарная ответственность убытков на руководителя? Есть так же два учредителя в ООО.

Читать еще:  Как оформить раздел имущества при разводе

Какова процедура привлечения к ответственности руководителя ООО? (В соотв. С ФЗ. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (п.3 ст 3): в случаях наступления несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников или иных лиц, которые имеют право давать обязательные для него указания либо иным образом определять его действия, на указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.)

Субсидиарная ответственность учредителя ООО: Не совсем понятно что означает «противоправность действий». Умысла приведения Общества к банкротству нет. Обстоятельства сложились так, что возникла тяжелая финансовая ситуация в Обществе. За какие противоправные действия со стороны участника Общества можно привлечь его к ответственности. Я правильно понимаю: должен быть умысел руководителя (учредителя) на доведение до банкротства предприятия. Если этого нет, то привлечь к субсидиарной ответственности после банкротства ООО учредителя (участника, директора) нельзя?

Спасибо за ранее Сергей Степанович.

1. Мне грозит субсидиарная ответственность. Я наемный директор ООО. Действую только по указаниям фактического руководителя и учредителя. Выгодоприобретателем не являюсь. Могу ли я избежать субсидиарной ответственности?

2. У меня доля 50% в квартире. Остальные 50% жены. Мое единственное жилье и моя единственная собственность. У жены ещё квартира в ее собственности и автомобиль в кредите.

Активы из банкротившейся компании на нужды семьи и другие нужды не выводил. Что можем потерять я и моя жена при наложении на меня субсидиарной ответственности? И как этого избежать?

Меня интересует субсидиарная ответственность руководителя и собственника юридического лица (единственное лицо) по новому законодательству вступившего в законную силу с 1 сентября 2017 года минуя процедуру банкротства если организация (ООО) по решению суда должно возместить физическому лицу по закону о защите прав потребителя крупную сумму около 4-х миллионов рублей. За ранее спасибо.

ООО не рассчиталась с физиком при увольнении по зарплате в сумме более 100 тыс. рублей. Есть судебное решение и исполнительный лист. Каковы перспективы побудить единственного учредителя и директора в одном лице рассчитаться по долгу:1-привлечь по ст.145.1 УК РФ;2-привлечь по ст.315 УК РФ и 3-субсидиарная ответственность руководителя.

Я устроилась на работу в агентство недвижимости, и они открыли новое направление, туризм. Меня взяли директором отдела по туризму. Мне дали на подпись должностную инструкцию, в графе права » В пределах своей компетенции подписывать и визировать документы» а в графе ответственность » Руководитель отдела по туризму несёт ответственность за неисполнение или ненадлежащие исполнение обязательств по Договорам заключенным с туроператорами (Агентский договор, Контракт, Субагентский договор) Договорам реализации туристского продукта, заключенными с туристами, а также причинение материального ущерба-субсидиарную материальную ответственность»

Имеют ли право они предъявлять это, ведь договора с туроператорами это отношение с юр. лицами и там подписи ген. директоров, а моих нет.

Что такое субсидиарная материальная ответственность?

Или это нормальная практика для должностных инструкций?

Я ведь только исполнительный директор.

Год назад являлась соучредителем и директором ООО. Тогда к нему присоединили две фирмы, одну чистую, вторую с долгами. В период реорганизации на вторую фирму подали в суд и отсудили у нее большую сумму. Решение вынесли, когда процесс реорганизации завершился и мое ООО, как правопреемник, стал ответчиком. За месяц до вынесения решения я продала фирму второму участнику и сняла себя все полномочия директора. Спустя год кредитор подал заявление о банкротстве. Грозит ли мне как бывшему учредителю и руководителю. Субсидиарная ответственность.

Очень буду благодарна за любую судебную практику. (и возможно ли такое вообще)

Имущества ООО не достаточно для удовлетворения требований кредиторов. ООО объявило себя банкротом.

После процедуры банкротства открывается другое ООО. Учредитель тот же.

В соответствии с Законом о банкротстве при банкротстве должника по вине его учредителей или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия (преднамеренное банкротство), на учредителей должника — юридического лица и иных лиц в случае недостаточности имущества должника может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

А может ли быть возложена ответственность на имущество другого юр.лица (учрежденного позже) с тем же учредителем?

УК решением Арбитражного суда признана банкротом. Открыто конкурсное производство. УК является виновником затопления квартиры. Есть решение суда общей юрисдикции и есть исполнительный лист на возмещение ущерба. Собственник жилья, в данном случае не является кредитором, а является потребителем услуг. Законодательством РФ не предусмотрена налоговая компенсация за ущерб не возмещенный виновником, следовательно, собственник жилья не наделен правом признать долг безнадежным, как это допускается у юр.лиц.

По закону, собственник обязан содержать жилище в надлежащем виде.

Как отжать деньги с руководителя УК? Применима ли в данном случае субсидиарная ответственность только по ИЛ?

Юр.лицо (форма ОАО) к которому мы предъявили и/лист, находится в состоянии банкротства, исполнение взыскания приостановлено судом. В его выписке ЕГРЮЛ ест сведения о держателе реестра акционеров акционерного общества. Ещё ест список аффилированных лиц должника (в основном его руководители) тоже владеющие акциями должника. В Уставе должника написано,-«Если банкротство вызвано действиями его акционеров, которые имеют право давать обязательные для общества указания….на таких лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственност по его обязательствам.» Тут же добавлено что «насосоятельност общества вызванной его акционерами считается… в случае когда акционеры использовали свое право в целях совершения обществом действия, заведомо зная что следствием совершения указанного действия будет являться насос-ст общества».

Могу ли я подать заявление в суд о замене ответчика (должника) на держателя его реестра акционеров акционерного общества.? Можно ли как взыскать долг с аффилированных лиц должника (руководители в основном)?

Субсидиарная ответственность: судебная практика

Елена Цатурян, ведущий юрисконсульт департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития компании КСК групп, изучила судебную практику последних лет, чтобы выявить, в результате каких действий директора суд согласится с требованием налоговиков привлечь руководителя к субсидиарной ответственности.

Надо признать, что на сегодняшний день у налоговых органов есть три способа защитить интересы государства: подать заявление о привлечении руководителя организации к субсидиарной ответственности, то есть возложить долги компании перед бюджетом на директора; заявить иск о возмещении причиненного ущерба даже в том случае, если в рамках уголовного дела суд не вынесет обвинительный приговор либо освободит руководителя компании от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям; либо привлечь директора-должника к ответственности по общим нормам об ответственности за причинение убытков. Ввиду вышесказанного увеличивается риск того, что директору компании придется платить за фискальные правонарушения фирмы из своего кармана.

Читать еще:  Как происходит опись имущества судебными приставами

Новое право

С 30 июня 2013 года налоговый орган получил право требовать привлечения к субсидиарной ответственности руководителей компаний-должников. Соответствующий механизм позволил проверяющим получать дополнительную гарантию удовлетворения своих требований в делах о банкротстве. Однако воспользоваться предоставленным правом инспекторы могут в случае превышения 50 процентов от общей суммы задолженности перед кредиторами по денежным обязательствам.

Чтобы привлечь к субсидиарной ответственности генерального директора по налоговым долгам, ревизорам необходимо доказать, что банкротство возникло непосредственно из-за неправомерных действий руководителя. Такие действия могут выражаться в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо не способным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т. п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, и так далее.

Суровые решения

В деле, рассмотренном Арбитражным судом Дальневосточного округа, руководителя должника привлекли к субсидиарной ответственности в размере 11 млн рублей, поскольку неправомерные действия директора при работе с контрагентами привели компанию к неблагоприятным финансовым последствиям в виде доначисления налога на прибыль, НДС, пеней и штрафов (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 31 октября 2017 г. по делу № А16-73/2015).

В другом деле, разрешая спор, суд привлек двух бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности в размере более 270 млн рублей (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 22 августа 2017 г. по делу № А11-5974/2014) по налоговым долгам компании, так как последними была организована незаконная схема ухода от налогообложения, а именно был создан искусственный механизм формирования затрат на приобретение работ (услуг) от недобросовестных контрагентов.

Считая обоснованным привлечение бывшего руководителя общества к субсидиарной ответственности в размере 12,5 млн рублей, суд исходил из того, что в ходе проведения налоговой проверки ответчик сложил полномочия директора должника, вышел из состава учредителей, общество изменило место регистрации. После смены руководства должником не совершалось каких-либо хозяйственных операций, вместе с тем бывший учредитель и директор продолжал контролировать его деятельность, имея доступ к банковским операциям и электронной подписи для подачи документов бухгалтерской отчетности, а значит, не утратил корпоративный контроль над ее деятельностью (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 марта 2016 г. по делу № А50-15205/2013).

В другом деле уполномоченный орган обратился в суд с заявлением о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности в размере 470 млн рублей. Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из того, что действия по осуществлению предпринимательской деятельности без регистрации, связанной с систематическим переводом денежных средств из безналичной формы в наличную (обналичивание), а также по оказанию услуг клиентам по незаконному перечислению (транзиту) денежных средств по вымышленным основаниям, были незаконными (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 5 октября 2017 г. № Ф05-13472/2017).

Иной подход

Можно привести еще много подобных судебных дел, в которых налоговый орган яростно защищал интересы бюджета. Следует оговориться, что, несмотря на вышеприведенные дела, единая судебная практика пока еще не сформирована. Встречаются судебные решения, где превалирует иной подход.

Общество по итогам выездной налоговой проверки было привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения. Отказывая в удовлетворении требований о привлечении к субсидиарной ответственности, суд указал, что документами инспекции подтверждается лишь факт нарушения фирмой налогового законодательства. Привлечение общества к ответственности само по себе не может являться обстоятельством, которое в дальнейшем повлекло несостоятельность (банкротство) должника (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 7 мая 2014 г. по делу № А19-15646/2012).

Аналогичное обоснование сделал суд Московского округа, еще раз отметив, что привлечение должника к налоговой ответственности само по себе не может являться обстоятельством, которое в дальнейшем повлекло его несостоятельность (банкротство) (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 декабря 2017 г. по делу № А40-187971/13).

Если руководитель сможет доказать, что действовал добросовестно, с должной степенью осторожности и осмотрительности, в интересах возглавляемой им компании, то высоки шансы того, что суд откажется от привлечения его к субсидиарной ответственности.

В рамках другого дела налоговый орган как единственный кредитор должника обратился в суд с заявлением о привлечении бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности в размере 1 492 562 575 рублей. Представитель инспекции в судебном заседании пояснил, что указанная задолженность возникла по результатам проведения выездной проверки.

Суд не согласился с подобной аргументацией и указал, что до момента вынесения инспекцией соответствующего решения общество являлось платежеспособным и не подпадало под признаки банкротства. Кроме того, по факту неуплаты недоимки возбуждалось уголовное дело, в рамках которого выводы о фиктивности операций должника и его контрагентов были опровергнуты. Учитывая данные факты, суд указал, что причинно-следственная связь между действиями бывших руководителей должника и банкротством общества не установлена, что исключает применение к указанным лицам норм о субсидиарной ответственности (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 декабря 2016 г. по делу № А20-2107/2015).

Несмотря на доводы налогового органа о том, что бывший директор совершал действия, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды, путем совершения операций с организациями, не осуществлявшими реальную финансово-хозяйственную деятельность, суд, отказывая в привлечении директора к субсидиарной ответственности, аргументировал свое решение тем, что умысел инспекцией не доказан, как не доказана и фиктивность сделок. Необходимо учитывать, что в период исполнения лицом обязанностей руководителя должник осуществлял уставную деятельность, уплачивал налоги, периодически имел положительное значение чистых активов (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 июня 2016 г. по делу № А82-7370/2014).

Таким образом, на сегодняшний день законодательством закреплено, а судебной практикой подтверждается, что сложивший полномочия директор либо вышедший из состава участников учредитель будут нести ответственность по обязательствам юридического лица, если во время его управления обществом бюджету был причинен вред в результате неправомерных действий. При этом, если руководитель сможет доказать, что действовал добросовестно, с должной степенью осторожности и осмотрительности, в интересах возглавляемой им компании, то высоки шансы того, что суд откажется от привлечения его к субсидиарной ответственности.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector