Veomo.ru

Финансовый журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Букмекерская деятельность законодательство

Обсуждаем ключевые изменения Федерального закона об игорной индустрии с правовым экспертом

Закон ужесточают, а игорный бизнес всё равно продолжает действовать – причём в правовых рамках. Система иногда напоминает восточные единоборства: кто кого?

В ключевой документ, который регулирует игорный бизнес в РФ, в очередной раз планируют внести изменения.

Редакция Russian Gaming Week поговорила с юристом Марией Лепщиковой и выяснила, почему так часто переписывают законодательство и к чему готовиться букмекерам.

Мария Лепщикова – юрист ООО «Правовая линия» («ПЛ»), специализируется на правовой сфере по части игорной индустрии.

Почему так часто редактируют ФЗ № 244-ФЗ?

Федеральный закон «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» № 244-ФЗ был принят в 2006 году. С тех пор утвердили более 10 документов, изменяющих его. Получается, поправки вносятся по несколько раз в год. Чем обусловлено такое частое редактирование?

Комментарий юриста: Если быть точными – на текущий момент поправки в закон № 244-ФЗ обеспечены четырнадцатью федеральными законами о внесении изменений.

Характерно, что изменения, вносимые в закон № 244-ФЗ и в Положение № 1130 о лицензировании, утвержденное Постановлением Правительства РФ, чаще всего носят ужесточающий характер – то есть вводят новые или ужесточают существующие требования к ведению букмекерской деятельности в РФ. В единичных случаях нововведения давали букмекерам новые возможности, как было с разрешением интерактива.

Некоторые поправки в № 244-ФЗ вносили ясность в документ, устраняя первоначальные неточности в формулировках и понятиях.

Таким образом, изменения можно условно разделить на три вида:

  • ужесточающие;
  • корректирующие;
  • расширяющие полномочия.

Последнее случается крайне редко. А частота первых двух видов, с одной стороны, вызвана тем, что игорный бизнес часто пытается подстроить уже существующие модели работы под всё новые законодательные запреты. И надо отметить, что отчасти у него это получается. В связи с этим законодатель, понимая, что заложенная в предшествующие изменения цель не достигнута или достигнута частично, пытается добиться её очередной коррекцией формулировок.

С другой стороны, причины ужесточения кроются в увеличении финансовой нагрузки на игорный бизнес. Это выражается как в нормах, прямо обязывающих букмекеров платить больше, так и в нормах, за неисполнение которых букмекеров позже привлекают к ответственности в виде штрафов.

Суть: изменения бывают трёх видов. Когда речь заходит об игорной деятельности, то чаще всего они – ужесточающие. Законодательство в данной области меняется так часто по двум причинам:

  1. Представители бизнеса вписывают свою деятельность в рамки закона, поэтому меры ужесточения приходится менять и уточнять.
  2. Увеличение финансовых отчислений с прибыльного бизнеса.

Банковская гарантия – только у конкретных банков?

Новый законопроект предусматривает ужесточение требований к банковской гарантии – теперь её необходимо будет получать в банке из утвержденного списка. К каким трудностям это ведёт и усложнится ли процедура регистрации новых лицензий для букмекеров?

Комментарий юриста: Предлагаемые поправки звучат так:

«…часть 10 статьи 6 дополнить предложением следующего содержания:

“Банковская гарантия выдается банком, включенным в предусмотренный статьей 741 Налогового кодекса Российской Федерации перечень банков, отвечающих установленным требованиям для принятия банковских гарантий в целях налогообложения”».

Сразу же возникает вопрос: в случае принятия этой нормы банковские гарантии части букмекеров не подойдут, так как получены не в «тех» банках?

В более ранней версии того же документа не было чётко оговорено, что требование о наличии банковской гарантии в банке «из списка» не распространяется на тех букмекеров, у которых есть такая, но «не из списка» (до момента окончания действия их текущей банковской гарантии, имевшейся на момент вступления в силу закона).

В рассматриваемом на сегодня законопроекте указано, что:

«Положения пункта 1 статьи 1 настоящего Федерального закона распространяются на организаторов азартных игр, имеющих на день вступления в силу настоящего федерального закона банковскую гарантию с незаконченным сроком действия, после наступления даты окончания срока действия такой банковской гарантии».

Таким образом, много зависит от конечной редакции в принятом законе: либо части букмекеров придется срочно переоформлять банковскую гарантию и нести связанные с этим дополнительные финансовые затраты, либо гарантии банков «не из списка» будут удовлетворять лицензионным требованиям для букмекеров до окончания имеющейся банковской гарантии.

Стоит отметить, что ряд букмекеров вообще не имеет банковской гарантии – их лицензии были оформлены до соответствующего изменения закона, потребовавшего её наличие.

Часть 10 статьи 6 ФЗ № 244-ФЗ не применяется к организаторам азартных игр в букмекерских конторах или тотализаторах, получивших лицензию до дня вступления в силу Федерального закона от 22.04.2010 № 64-ФЗ, пока не истечёт срок её действия. Иными словами, требование о банковской гарантии не распространяется на половину игорного рынка.

Что касается новых лицензий, то государственные чиновники публично заявляют, что появление таких лицензий – нежелательно, поэтому требование о наличии банковской гарантии не отменяется, а только ужесточается. При этом, во-первых, практика использования банковской гарантии как инструмента защиты интересов игроков – неизвестна. Во-вторых, букмекеры платят взносы в страховой фонд СРО по 30 миллионов рублей, что само по себе – мера по защите интересов игроков от невыплат, так что «гарантия» дублируется.

Выходит, что требование о наличии банковской гарантии и проект об усложнении процедуры ее получения – это на самом деле инструменты против регистрации новых лицензий, так как – подчеркну – случаи использования банковской гарантии как факта реализации интересов игроков настолько не распространены на практике, что трудно будет найти хотя бы один пример.

Суть: всё зависит от конечной редакции законопроекта: либо букмекерам придётся срочно переоформлять гарантию, либо можно будет оставить прежнюю, а по её истечении – заключить новую, но уже с «правильным» банком.

При этом банковская гарантия – вовсе не обязательная мера защиты интересов клиента. Для этого и так существует страховой фонд. Из чего напрашивается вывод, что конечная цель – предотвратить появление новых участников игорного рынка.

Об интерактивных ставках

В нескольких пунктах законопроекта упоминались так называемые интерактивные ставки. Чем обусловлено их появление и что оно означает для букмекеров?

Комментарий юриста: Законопроект предлагает внести изменения в статью 6.2 № 244-ФЗ, которая регулирует порядок и уплату целевых отчислений на российский спорт от азартных игр, осуществляемых организатором азартных игр в букмекерской конторе.

Сегодня в строго юридическом смысле формальная обязанность заключать соглашения о целевых отчислениях с субъектами профессионального «российского спорта» (общероссийскими спортивными федерациями и профессиональными спортивными лигами) лежит только на тех букмекерах, которые принимают ставки на исходы спортивных мероприятий в наземных ППС. Причём организаторами этих мероприятий должны быть субъекты «российского спорта». Соответственно, уплачивать целевые отчисления, размер которых не может быть менее 15 миллионов рублей в квартал, обязаны только «наземные» букмекеры.

А букмекеры, заключающие пари посредством сайта интерактивных ставок (в соответствии с нынешней редакцией статьи 6.2 и в соответствии с понятийным аппаратом статьи 4 ФЗ № 244-ФЗ), не обязаны заключать соглашения с «российским спортом» и, соответственно, не обязаны уплачивать целевые отчисления.

Предлагаемые поправки к редакции ст. 6.2 № 244-ФЗ обяжут таких букмекеров заключать соглашения и, как следствие, уплачивать целевые отчисления.

Иными словами, новые правки нужны, чтобы исправить неточность текста, допущенную законодателем при принятии поправок «о целевых отчислениях». Она состоит в том, что законодатель, предусмотревший разницу между понятиями «ставка» и «интерактивная ставка», при утверждении текста норм о «целевых отчислениях на российский спорт» упомянул в статье 6.2 только обычную ставку. Тем самым эта норма формально не распространяется на понятие «интерактивные ставки».

Обсуждаемым законопроектом предполагается внести понятие «интерактивные ставки» в статью 6.2 и формально закрепить обязанность интерактивщиков платить целевые отчисления на спорт (в случае заключения пари на события, организованные российскими спортивными лигами и федерациями).

Суть: законодатель предусмотрел разницу понятий «ставка» и «интерактивная ставка» в одном месте, но забыл о ней в другом. Поэтому на данный момент формально интерактивщики могут не платить целевые отчисления на спорт. Новый законопроект чётко пропишет определение интерактивных ставок, а также обязует к уплате целевых отчислений с них.

Читать еще:  Сосед построил дом на меже что делать

Об оборудовании ППС

В последней редакции законопроекта появилась статья, затрагивающая оборудование ППС. Может ли она потянуть за собой новые процедуры лицензирования оборудования?

Комментарий юриста: Законопроект предполагает установление Правительством РФ закрытого перечня оборудования, которым может пользоваться при заключении пари букмекер.

Это прежде всего говорит не об ужесточении лицензирования оборудования, а об изменении подхода к оказанию азартных услуг клиентам в наземных ППС.

Если сейчас букмекер имеет право для заключения пари использовать оборудование (терминалы, системные блоки, мониторы, телевизоры и прочее оборудование, с которым может контактировать клиент БК), то предполагаемый закрытый перечень оборудования – непредсказуемый (на данный момент). Теоретически он может содержать ограничение на использование телевизоров/плазм.

Помимо закрытого перечня оборудования, которое устанавливает Правительство РФ, законопроект предлагает обязать букмекеров использовать оборудование из этого перечня, с которым может контактировать только работник организатора азартных игр. Этот шаг накладывает запрет на использование терминалов самообслуживания в наземных ППС.

Суть: всё снова упирается в окончательную редакцию. Если документ утвердят в том виде, в котором он есть сейчас, то это может повлечь за собой серьёзные ограничения по использованию оборудования в ППС, вплоть до демонтажа терминалов самообслуживания.

О событиях для ставок

Законопроект также предлагает изменения в ст. 15 № 244-ФЗ, затрагивающие перечень событий, на которые разрешено делать ставки. Ограничивается ли круг событий, с которыми сейчас работают БК?

Комментарий юриста: Предлагаемые поправки в ст. 15 № 244-ФЗ звучат так:

«В букмекерских конторах, тотализаторах, их пунктах приема ставок заключаются пари, при которых исход основанных на риске соглашений о выигрыше зависит исключительно от событий, которые могут наступить или не наступить в ходе следующих мероприятий:

1) спортивных соревнований;

2) испытаний лошадей на ипподромах;

3) зрелищно-развлекательных мероприятий, транслируемых в прямом эфире телеканалами, действующими на основании лицензий на вещание, выданных в соответствии с законодательством Российской Федерации (за исключением стимулирующих мероприятий, проводимых в целях рекламы товаров, работ и услуг);

4) итогов голосования, результатов выборов, референдума в период соответствующих избирательных кампаний, а также результатов и событий, которые иным образом связаны с такими выборами, референдумом (за исключением итогов голосования, результатов выборов, референдума в период соответствующих избирательных кампаний и кампании референдума, проводимых в Российской Федерации, либо результатов и событий, которые иным образом связаны с такими выборами, референдумом).»

Фактически законодатель очень сильно сужает перечень событий, на исходы которых букмекер вправе заключать пари. От правила «разрешено всё, что прямо не запрещено» предлагается перейти к – «запрещено всё, что прямо не разрешено».

Предлагаемый разрешенный перечень событий не подходит для работы отдельных букмекерских продуктов.

Суть: перечень событий, на которые можно делать ставки, будет сформулирован предельно узко, и выходить за его пределы будет запрещено законом. Это ударит по бизнесу ряда БК.

Как быть букмекерам?

Мария выступит в качестве спикера на Russian Gaming Week, которая пройдет 7-8 июня, и непременно уделит внимание обсуждаемому законопроекту. Что смогут прояснить для себя посетители?

Комментарий юриста: С нашим изменчивым законодательным регулированием игорного бизнеса в ближайший месяц, оставшийся до конференции, ситуация по законопроекту может ещё кардинально измениться. Мы будем следить за ходом событий и обязательно обсудим актуальное положение законодательства.

Суть: до действий ещё далеко. Но принцип «предупреждён – вооружён» никто не отменял. Чтобы быть в курсе главных изменений и получить консультацию от специалистов, зарегистрируйтесь на Russian Gaming Week.

Экономическая правда

13 августа 2020 года – дата, знаменующая успешное окончание длительного и противоречивого пути Закона Украины «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр» к принятию и вступлению в силу.

Начиная с 2014 года в течение шести следующих лет вокруг «игорного закона» было сломано немало копий – одни доказывали, что игровым автоматам в Украине не место, а надеждам приблизиться к успеху Лас-Вегаса суждено разбиться об острые скалы украинских реалий.

Другие оперировали цифрами, напоминая о процветании теневого и ничем не регулируемого рынка игорного бизнеса, объем которого по консолидированным экспертным оценкам «тянет» на 1 миллиард евро, из которых госказна не получает ровным счетом ничего.

Несмотря на завершение баталий в пользу принципа «не можешь победить – возглавь», на мир и тишину рассчитывать пока не приходится. накануне Национальное агентство по предотвращению коррупции выпустило заявление о том, что текст документа несет в себе значительные коррупционные риски из-за несогласованности ряда его положений.

Причины столь горячих споров и продолжающегося сопротивления понятны. Игорный бизнес – это та сфера, где невероятно сложно справедливо прочертить разделительную линию между интересами его владельцев и рисками для игроков, которые могут попасть в «азартную» зависимость.

Тем не менее, что запрет на азартные игры и отсутствие какого-либо закона отнюдь не равняется отсутствию азартных игр как явления.

Наличие пусть несовершенного, но реально существующего регулирования все же лучше идеальных, но нереализованных планов на него. Итак, что же предполагает новый закон для рынка азартных игр?

Вертикали игорного бизнеса

Закон легитимизирует все основные вертикали игорного бизнеса, среди которых казино и онлайн казино, букмекерская деятельность в букмекерских пунктах и онлайн, залы игровых автоматов и онлайн покер.

Получить лицензию на каждый из видов деятельности может только компания, созданная по украинскому праву.

Казино

Закон разрешает открывать казино исключительно в отелях, которые соответствуют ряду требований.

Так, в столице казино появятся в пятизвёздочных отелях с количеством номеров не менее 150. В других городах операторам позволено размещать казино в четырех- и пятизвёздочных гостиницах, которые располагают 100 и более номерами.

Казино разрешены также в загородных комплексах площадью не менее 10 тыс. квадратных метров с пятизвёздочным отелем.

Кроме того, законодатель решил сделать своеобразный «ход конем» для раскрытия потенциала некоторых территорий страны и придумал так называемую «специальную игровую зону». Всего таких зон будет 5, их определит правительство и располагаться они будут, в частности, в регионах Украины, требующих стимулирования их развития.

Также закон вводит инвестиционную лицензию, которую можно получить, построив отель категории 5 «звёзд» с 200 номерами в Киеве или 150 номерами в других городах. В обмен на инвестиции в строительство отеля и развитие украинской инфраструктуры оператора освобождают от платы за лицензию, срок которой – 10 лет.

Онлайн казино

Закон не выдвигает специальных требований к помещениям оператора онлайн казино или его фактическому присутствию, помимо того, что оператором может быть только украинская компания.

Предыдущие версии содержали норму, которая обязывала операторов онлайн казино размещать свои сервера в Украине, однако до финального текста это правило не сохранилось.

Кроме того, для всех онлайн операторов казино предусмотрены некоторые общие требования, к примеру, наличие доменного имени в зоне .UA и веб-сайта, зарегистрированного в реестре, через который онлайн оператор казино ведет свою деятельность.

Букмекерская деятельность

Букмекерская деятельность может осуществляться как онлайн, так и офлайн через букмекерские пункты на основании единой лицензии.

Установленные в законе требования к размещению букмекерских пунктов весьма строги: в 3-5 звёздочных отелях с номерным фондом от 50 номеров в Киеве и от 25 номеров – в других городах. Минимальная площадь букмекерского пункта – 50 квадратных метров.

Скорее всего, в связи с описанными ограничениями на размещение букмекерских пунктов операторов, желающих открыть их будет немного. В то же время благодаря легализации количество регулируемых онлайн-букмекеров должно существенно возрасти.

Отдельно закон предусматривает лицензию на открытие одного букмекерского пункта на ипподроме, где будут приниматься ставки на результаты скачек.

Игровые автоматы

Пожалуй, одна из самых противоречивых вертикалей азартных игр – пресловутые «однорукие бандиты» – игровые автоматы, вокруг которых гремели едва ли не самые жаркие споры и до последнего доносились призывы не допускать массовой игровой зависимости населения, к которой может привести их легализация.

Читать еще:  Как многодетной семье встать на очередь на жилье

Размещать игровые автоматы можно в казино на основании лицензии на казино и в залах игровых автоматов на основании отдельной лицензии.

Как и букмекерские пункты, залы игровых автоматов могут находиться исключительно в отелях категории 3-5 «звёзд» с 50 и более номерами в Киеве, 25 и более номерами – в других городах. Одна лицензия позволяет установить 250 игровых автоматов.

Депутаты предусмотрели ряд ограничений касательно местонахождения залов игровых автоматов – они запрещены в населённых пунктах, где проживает менее 10 тысяч населения, а также в непосредственной близости к учебным заведениям, то есть на расстоянии менее 500 метров от них.

Кроме того, операторам запрещено использовать игровые автоматы, которые произведены ранее, чем в 2019 году.

Онлайн покер

Согласно закону, лицензии выдаются только на онлайн покер. Офлайн покер возможен либо в казино как одна из азартных игр, либо же в форме спортивного покера, который не считается азартной игрой.

Лицензионные платежи и налоги

Стоимость лицензий

Стоимость лицензий стала одним из главных оснований для критики первых версий закона. На снижении лицензионных платежей активно настаивали международные игроки на рынке азартных игр. К ним прислушались и в финальной версии закона ставки стали куда умереннее.

✔ Казино

Согласно Закону, лицензия на 5 лет стоит 60 тысяч минимальных зарплат – 283,4 млн грн за казино в Киеве и 30 тысяч минимальных зарплат – 141,7 млн грн за казино в других городах.

За игорное оборудование придется заплатить отдельный ежегодный взнос:

  • 175 минималок (826,5 тыс грн) за стол с рулеткой
  • 90 минималок (425 тыс грн) за стол без рулетки
  • 6 минималок (28,3 тыс грн) за игровой автомат

✔ Онлайн казино – 6,5 тысяч минималок (30,7 млн грн) за пятилетнюю лицензию

✔ Букмекерская деятельность – 30 тысяч минималок (141,7 млн грн) за пятилетнюю лицензию. Плюс ежегодно за каждый букмекерский пункт – 30 минималок (141,7 тыс грн).

✔ Залы игровых автоматов – 7,5 тысяч минималок (35,4 млн грн) за пятилетнюю лицензию. Плюс ежегодно шесть минималок за каждый автомат (28,3 тыс грн).

✔ Онлайн покер – 5 тысяч минималок (23,6 млн грн) за пятилетнюю лицензию.

А что на практике?

Казалось бы, о какой практике можно говорить, если полноценно рынок азартных игр в новой правовой парадигме закона еще не заработал? И все же, отметить некоторые потенциальные сложности и недостатки можно уже сейчас.

Лотереи

Лотереи были исключены из сферы действия Закона к финальной его версии, несмотря на то, что первые проекты предусматривали единое регулирование для всех видов азартных игр.

Лотереи остались подчинены несколько устаревшему Закону Украины «О государственных лотереях в Украине», хоть и с некоторыми правками, внесенными новым законом. Однако лотереи по-прежнему не считаются азартными играми.

Такая ситуация может сыграть злую шутку с рынком. Начиная от банальной невозможности найти гармонию между подходами, на которых базируются старый закон о лотереях и новый об азартных играх, заканчивая тем, что текущее регулирование может не позволить иностранным операторам лотерей зайти на украинский рынок.

Лицензионные платежи на время переходного периода

Закон предусматривает, что до момента запуска Государственной системы онлайн-мониторинга платежи за лицензии на онлайн казино, на букмекерскую деятельность и на игровой автомат взымаются в тройном размере .

Государственная система онлайн-мониторинга – это специальное программное обеспечение, призванное контролировать рынок азартных игр в режиме реального времени. Ее запуск запланирован в течение двух лет с момента вступления в силу закона. Еще полгода операторы будут иметь, чтобы подключить к системе свое оборудование.

Однако есть опасение, что старт системы онлайн-мониторинга может затормозиться на неопределённый период времени. Если это произойдет, поддержание лицензий значительно «ударит по карману» операторов.

Будет ли happy end

Спрогнозировать с достаточной долей определенности будущее украинского игорного бизнеса не может никто.

Тем не менее, как человек, который более 6 лет участвовал в создании нового регулирования для украинского рынка азартных игр, позволю себе высказать несколько предположений.

В «освоении» украинского рынка игорного бизнеса уже сейчас заинтересован ряд иностранных операторов, которые привыкли работать по строгим международным стандартам и правилам.

Есть огромная надежда, что они собственным примером покажут, как должен работать добросовестный игорный бизнес, создавая на украинском рынке хорошую деловую культуру и практику, делая его более прозрачным и цивилизованным.

В любом случае, ставки уже сделаны, осталось посмотреть, как они сыграют.

Алина Плющ, партнер ЮФ Sayenko Kharenko

Автор благодарит за помощь в подготовке юриста Sayenko Kharenko Ярославу Черныщук

«Что это мы тут создаем, а?» Депутаты не поняли, зачем понадобился новый мегарегулятор букмекеров

Госдума приняла в первом чтении проект ФЗ о публично-правовой компании «Единый регулятор азартных игр» и ряд других законов, регулирующих букмекерскую деятельность. (О серьезном аппаратном конфликте вокруг этого документа L.R рассказывал здесь.) Выступившие в ходе бурной дискуссии депутаты усомнились, что закон как-то улучшит положение в отрасли. Более того, увидели в нем широкое поле для коррупции.

Бумажный контроль

В рамках законопроекта планируется создание единого регулятора целевых отчислений букмекерских компаний — ППК «Единый регулятор азартных игр», которая должна полностью изменить сложившиеся в отрасли правила. На сегодняшний день отрасль контролируется Центральным банком и Минфином через систему СРО и центры учета перевода интерактивных ставок. И даже после принятия закона в первом чтении так и осталось загадкой, чем эта ситуация не устраивает депутатов — авторов документа.

Но еще больше вопросов появилось у депутатов и экспертов к предполагаемой деятельности самой ППК. Так, по мнению Минюста, все ее полномочия сводятся к единой задаче — удержанию и перечислению целевых отчислений. При этом законопроект не устанавливает механизм обеспечения функций компаний и контроля за ее деятельностью. Как нет там и механизма удержания и контроля отчислений. Например, при расчете целевых отчислений вводится понятие «доход, полученный в течение квартала организатором азартных игр». При этом неясно, что понимается под таким доходом.

Законопроектом также предлагается создание процессингового центра интерактивных ставок, но не указывается, где он должен размещаться. По факту его вообще можно установить на территориях, куда ни у кого не будет доступа.

Много вопросов есть по взаимодействию ППК с ФНС. Так, депутаты предлагают мониторинг и выявление незаконной деятельности в азартных играх, что подразумевает взаимодействие с контролирующими органами. Однако порядок и способы взаимодействия с налоговой службой законопроектом не раскрываются.

В итоге, как полагают эксперты, опрошенные L.R, ППК обеспечит только бумажный контроль за отраслью, а реально все деньги будут в частной структуре. И если сейчас на рынке действуют два регулятора СРО и существует конкуренция, то после принятия закона большинству компаний будет проще уйти в серую зону, чем договариваться с одним, по факту частным регулятором.

Контролировать, так госбанком

Впрочем, экспертов настораживает не только отсутствие в документе каких-то очевидных норм, но и те, которые там прописаны.

Так, ч. 1 п. 8 ст. 3 законопроекта предусматривает, что ППК создает ООО, которое также наделяется полномочиями по проведению азартных игр. То есть государство в лице этой компании собирается заняться не только контролем, но и непосредственно букмекерством.

В соответствии с ч. 2 п. 6 ст. 3 законопроекта ППК будет осуществлять приносящую доход деятельность с целью увеличения финансирования отрасли физической культуры и спорта. Как и куда будет направляться этот доход, непонятно. Зато прописано, что отчисления будут делать только общероссийским спортивным федерациям. Соответственно, малые спортивные федерации могут оставаться в стороне и вообще ничего не получать.

Что это мы тут создаем, а?

Учитывая все эти проблемы и противоречия, дискуссия в Госдуме была крайне бурной. И депутаты по результатам обсуждения вскрыли еще ряд проблем.

Первые вопросы возникли уже во время выступления автора документа — депутата Игоря Станкевича. Он, в частности, напомнил, что сейчас база расчета целевых исчислений определяется по правилам, утверждаемым правительством РФ, как разница между суммами ставок, интерактивных ставок и суммами выплаченных выигрышей. Целевые отчисления при этом составляют 5% от базы, но не менее 15 млн рублей в квартал. При этом, по данным экспертов, букмекеры заплатили порядка 1,3 млрд отчислений в 2019 году (в 2020 году сумма будет около 2,5 млрд) и на 6–7 млрд заключили рекламно-спонсорских контрактов. В законопроекте база расчета целевых отчислений будет определяться как доход от приема ставок, интерактивных ставок, и размер целевых отчислений составит 1% от общей суммы. В результате отчисления по сравнению с прошлым годом не увеличатся, а снизятся в пять раз.

Читать еще:  Высчитывают ли алименты с больничного листа в россии

Теми же цифрами оперировал и докладчик от профильного комитета Андрей Ветлужских. При этом оба депутата так и не пояснили, как при уменьшении процентов увеличатся суммы.

В вопросах прозрачности новой схемы Ветлужских также не внес ясности. Например, он подчеркнул, что все процессы и перечисления будут проходить через единый центр учета ставок. То есть речь идет все о том же упомянутом операторе ППК. Это будет частная фирма, и как ее появление улучшит ситуацию, совершенно неясно. Более того, возникают дополнительные сомнения в распоряжении деньгами и возникают коррупционные риски.

Эксперты считают, что рисков можно избежать, осуществляя деятельность не через АНО или ООО, а через госбанк. Тогда будет возможность отслеживать все операции. Но в законопроекте такого механизма нет.

В свою очередь, депутат Михаил Емельянов задался вопросом о целесообразности новых норм: «Зачем для реализации этих целей создавать публично-правовую компанию? Регуляторную функцию должен осуществлять Минфин, пусть он делает прозрачной эту сферу бизнеса. Сборы, налоги собирать должна ФНС… А пока получается, что мы вводим какой-то квазиналог на букмекерский бизнес, причем пойдет он не в госбюджет, а в мини-частную компанию, хоть она и называется публично-правовой. Создаем мини-частную налоговую службу, которая будет собирать эти налоги, и они будут уходить непонятно кому, сколько от них дойдет до бизнеса, совершенно непонятно. Очень похоже, что создается некий такой „свечной заводик“ для определенного круга людей».

Еще более подробно претензии к документу высказал депутат Олег Нилов: «Идея, как всегда, благая, а вот по реализации много вопросов. Ну, в первую очередь так я и не получил ответа: а сколько из собранных денег вот этим фондом, — это на самом деле очередной фонд, да, только с другим названием, — будет идти в дело, на детский спорт, на физкультуру, на профессиональный спорт? Давайте здесь, в законе, ограничим, что вот собрали миллиард, грубо говоря, по итогам 2018 года… давайте 80–90% отправим на спорт… Плюс еще читаю: „этот фонд… может инвестировать временно свободные средства в порядке, установленном…“ Какие там свободные средства могут быть? У нас что, физкультура и спорт на высочайшем уровне? Деньги там не нужны? Они будут инвестировать, они будут предоставлять взносы в уставные складочные капиталы юридических лиц, доли акций, которые принадлежат компании. Значит, он будет бизнес вести? Осуществлять иную, приносящую доход деятельность, направленную на достижение целей. Что это мы тут создаем, а?»

Дальше пошли вопросы депутатов, на которые докладчики либо вообще не отвечали, либо отделывались общими фразами. Речь шла о размерах и расходовании компенсационного фонда, финансировании федераций и др.

Аппаратный конфликт

Ранее L.R подробно рассказывал и о других проблемах, которые связаны с данным законопроектом. Так, президентом в начале ноября было дано поручение правительству в срок до 1 марта 2021 года разработать и внести в Госдуму проект федерального закона, предусматривающего увеличение не менее чем в два раза размера целевых отчислений от азартных игр. Также было предложено проработать вопрос совершенствования порядка уплаты таких отчислений, порядка их направления на развитие спорта и порядка целевого использования таких отчислений.

Кабмин уже подготовил соответствующий законопроект «О внесении изменений в статью 62 Федерального закона «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» и статью 191 Федерального закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации». При этом поправки депутатов, внесенные фактически в пику правительству (крайне редкий случай в современной истории), особого восторга, мягко говоря, в ведомствах не вызвали.

Например, в Минспорте на запрос издания «Ведомости-Спорт» прислали официальный ответ пресс-службы: «Предложение о создании единого регулятора целевых отчислений букмекерских компаний (ППК „Единый регулятор азартных игр“) нуждается во всесторонней тщательной проработке, в том числе с участием заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, а также общероссийских спортивных федераций, профессиональных спортивных лиг».

Более того, уже сам факт появления новой госструктуры вызвал довольно скептическое отношение руководства федеральных ведомств. Напомним, что в середине ноября председатель правительства РФ Михаил Мишустин, как рассказывал L.R, утвердил параметры масштабной административной реформы для повышения эффективности работы госаппарата. В ее рамках с 1 января будет сокращена штатная численность сотрудников федеральных министерств и ведомств. А здесь предлагается создать новое.

При этом уже сейчас ничего не мешает просто перевести ЦУПИСы из частных структур СРО в системообразующий банк. Для этого не надо тратить бюджетные деньги, а финансовая прозрачность отрасли станет абсолютной.

Новые субъекты Федерального закона №115-ФЗ: организаторы азартных игр и операторы лотерей

С 12 марта 2020 года вступает в силу Федеральный закон от 01.03.2020 г. №46-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и статью 20 Федерального закона «О лотереях», который таких субъектов Федерального закона №115-ФЗ, как организации, содержащие тотализаторы и букмекерские конторы, а также организующие и проводящие лотереи, тотализаторы (взаимное пари) и иные основанные на риске игры, в том числе в электронной форме разделил на две группы:

  • организаторы азартных игр;
  • операторы лотерей в части осуществления деятельности по выплате, передаче или предоставлению выигрыша по договору об участии в лотерее.

В законодательстве Российской Федерации содержатся нормативные определения двух перечисленных терминов.

Организаторы азартных игр — это юридические лица, зарегистрированные в установленном порядке на территории Российской Федерации.

Организаторы азартных игр в букмекерских конторах или тотализаторах — юридические лица, являющиеся членами саморегулируемой организации организаторов азартных игр в букмекерских конторах или саморегулируемой организации организаторов азартных игр в тотализаторах (статья 6 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. №244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»).

Оператор лотереи – это юридическое лицо, зарегистрированное в соответствии с законодательством Российской Федерации и заключившее контракт с организатором лотереи на проведение лотереи в соответствии с Федеральным законом от 11 ноября 2003 г. №138-ФЗ «О лотереях».

Кроме вышеперечисленных изменений в статье 7 Федерального закона №115-ФЗ было добавлено два новых пункта:

Пункт 14.4 статьи 7:

«При выплате, передаче или предоставлении являющемуся участником лотереи клиенту — физическому лицу выигрыша на сумму менее 15 000 рублей идентификация клиента — физического лица, представителя клиента, выгодоприобретателя и бенефициарного владельца не проводится (за исключением случая, если у работников организации, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, возникают подозрения, что данная операция (сделка) осуществляется в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма)».

Пункт 1.5-7 статьи 7:

«Оператор лотереи вправе поручать на основании договора, в том числе многостороннего, другому оператору лотереи, кредитной организации, организации федеральной почтовой связи, оператору связи, имеющему право самостоятельно оказывать услуги подвижной радиотелефонной связи, проведение идентификации или упрощенной идентификации являющегося участником лотереи клиента — физического лица, идентификации представителя клиента, выгодоприобретателя и бенефициарного владельца в целях выплаты, передачи или предоставления выигрыша по договору об участии в лотерее».

Автор: Харисов Игорь Фанзилович, руководитель компании Ю-ПИТЕР КОНСАЛТИНГ, e-mail: info@law115.ru

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector